24.02.2009

Палаты царского садовника

  • Наследие
  • Репортаж
Фото: Владимир Чижиков, «Московская перспектива» Фото: Владимир Чижиков, «Московская перспектива»

информация:

Берсеневская набережная. Здешние здания под номерами 18, 20, 22 - все это, если кто не знает, территория бывшей роскошной усадьбы с великолепными каменными палатами, построенными более 350 лет назад думским дьяком и царским садовником Аверкием Степановичем Кирилловым

У парадного подъезда

В 1665 году представитель голландской миссии в Москве господин Н. Витсен так писал в дневнике о величественных палатах и его хозяине: «Он живет в прекраснейшем здании. Это большая и красивая каменная палата. Верх - из дерева. Во дворе собственная церковь, колокольня, сад. Обстановка внутри дома просто великолепна. В окнах - немецкие разрисованные стекла. В залах - прекрасные стулья и столы, дорогие картины, ковры, шкафы, серебряные изделия. Все слуги господина Кириллова одеты в одинаковое платье, что не принято даже у самого царя».

Все это было. Сейчас на входной двери главного трех­этажного дома (№20) висит табличка с надписью: ФГНИУ «Российский институт культурологии». Однажды его сотрудники на чердаке случайно нашли (в идеальном состоянии) множество русских изразцов для всех семи печей каменных палат. А в древних плетеных корзинах неожиданно обнаружили три хорошо сохранившиеся невысокие статуи, своими фигурами напоминающие святых апостолов. Как явствует из архивных источников, они могли быть частью скульптурного ансамбля, установленного на парадном фасаде каменных палат, а так - почти пропали для горожан.

Есть в палатах и любопытный подвал. По преданию в 1657 году А. Кириллов зачем-то (по некоторым сведениям, по велению царя Алексея Михайловича Романова) начал рыть отсюда широкий подземный ход с выходом на другой берег Москвы-реки. Однако вскоре в подкоп хлынули мощные потоки воды, на том затея и завершилась. Или нет. Пока никто подвал детально не исследовал.

Правда, с некоторых пор московскими властями, озабоченными состоянием старинных палат, «рассматривается вопрос» о передаче церкви на Берсеневке, а затем и всего архитектурного комплекса усадьбы А. Кириллова в ведение Богословского центра. Иными словами, Институту культурологи необходимо подыскивать для аренды какое-то другое помещение - не памятник культурного наследия. Однако ученый народ не спешит. К сегодняшнему дню они смогли освободить лишь несколько помещений бывшей просторной трапезной, разделенной стараниями нанимателей на множество небольших кабинетов.

Стезя Аверкия Кириллова

Он родился в 1622 году в семье крупного землевладельца. Когда подрос, то стал еще и собственником Соликамских копей, которые приносили баснословную прибыль. После того как Аверкий Степанович Кириллов в 1677 году окончательно перебрался в Москву, где к тому времени построил (в 1656-57 гг.) каменные палаты (архитектор неизвестен) и несколько больших торговых лавок, его организаторский талант и деловую хватку быстро заметили не только в среде предпринимателей, но и при дворе царя Алексея Михайловича. Поначалу купец 1-й гильдии стал, как тогда говорили, главным государевым садовником, и Берсеневка называлась «Садовниками». Позднее Аверкий Степанович настолько вошел в доверие придворной знати, что был высочайше пожалован чином думского дьяка (депутата Боярского собрания»), а заодно назначен главой приказа Большой казны и Большого прихода. Говоря современным языком, стал министром финансов и торговли.

Доподлинно известно, что к «верному человеку» Аверкию Кириллову благоволил и следующий царь - Федор Алексеевич. Правда, он часто болел и потому правил недолго. После его скоропостижной кончины в Москве началась кровавая смута. В 1682 году в борьбе за престол царевна Софья, сестра будущего императора Петра I, и стрелецкий судья Иван Андреевич Хованский организовали в городе кошмарный бунт, направленный против всего рода и ненавистных ей Нарышкиных, и всех, кто им служил. Как знать, может, как раз на такой случай и копал подземный ход в подвале каменных палат Аверкий Кириллов - не помогло.

Настал день, когда 60-летнего сановника тоже схватили стрельцы, жестоко избили, а потом отвели на место казни и повесили «до полного иссушения барского тела» (каменные палаты перешли к его вдове Евфимии Евлампиевне). Так оборвалась жизненная стезя «царского садовника» и министра. Кстати, не избежал страшной участи и сам Иван Хованский. Как только Софье стало известно, что в узком кругу он заявляет о своих правах на российский престол, она вызвала его с сыном Андреем в Троице-Сергиеву лавру, где велела казнить обоих…

Мгновения истории палат

По преданию, их основание и белокаменный подклет с сенями были заложены еще в XVI веке московским боярином Иваном Никитичем Беклемишевым, которого народ прозвал Берсеней. Не отсюда ли название набережной? Как бы там ни было, а Аверкий Кириллов, выкупивший здешнюю территорию под свою усадьбу, нанял артельщиков, которые в первую очередь возвели в глубине участка (неподалеку от церкви Николы Чудотворца) над старым подклетом главного дома два кирпичных этажа с просторными сводчатыми (древнерусский стиль) залами. Парадным в те времена считался второй этаж - гостевая палата - с изображением православного резного креста на своде.

Вместе с тем, как полагают многие столичные эксперты, вполне возможно, что при жизни Аверкия Кириллова над таким же сводчатым третьим этажом, предназначенным для проживания в светелке женщин и их гостей, имелась еще и деревянная надстройка. На нее часто выходили, чтобы полюбоваться на «висячий сад» и экзотические растения оранжереи. С восточной стороны главного дома строители возвели большое Красное крыльцо, традиционно выходящее лицом во двор, как всегда было принято в Москве.

…Кто-то из писателей сказал, что время уничтожает все. Жаль, но близко к правде. После кончины супруги Аверкия Кириллова каменные палаты перешли в собственность ее сыну - и тоже думному дьяку Якову. Позднее, когда он умер, а случилось это в 1694 году, хозяйкой царственных палат стала вдова Якова Ирина Симоновна, вторично вышедшая замуж за главного смотрителя строительства Арсенала и реконструкции самого Кремля А. Ф. Курбатова. В итоге история распорядилась так, что к 1739 году знаменитые на всю Москву каменные палаты Аверкия Кириллова вообще остались без собственника, и потому отошли к городской казне.

Много званых, да мало избранных

По решению московского градоначальника до 1746 года дома усадьбы заселяли все кому не лень. В частности, тут обосновалась Камер-коллегия, Корчемная контора со всеми чиновниками и даже тюрьма. Нашлось место для Межевой канцелярии, Разрядно-сенатского архива, Московской казенной палаты, Сенатской курьерской службы. Для нее, кстати, в 1806 году палаты были основательно реконструированы по проекту архитектора А. Назарова. (В итоге исчезли многие задумки старых мастеров, например, переход между церковью и палатами строители просто разобрали.). В результате главное здание усадьбы Кириллова долгое время москвичи называли Курьерским домом.

Строители, реализовывавшие проект зодчего Назарова, видимо, не отличались особым усердием. Иначе не объяснить, почему не прошло и 40 лет, как главное здание палат пришло в столь плачевное состояние, что московским властям пришлось подать прошение в Дворцовое ведомство о выделении средств и людей на восстановление памятника старины. В ответ, как и сегодня часто бывает, чиновники не дали ни гроша, ни полушки. Все шло к тому, что очередной объект культурного наследия скоро пойдет на слом, но все же это не произошло. В правление императора Александра II в 1870 году архитектурный ансамбль на Берсеневке с большой гордостью получило (и отремонтировало) в собственность Московское археологическое общество, которое по своей инициативе, не трогая планировку, создало Музей русской старины.

Времена и нравы

Археологи сумели продержаться в стенах памятных палат вплоть до 1923 года. До тех пор, пока их не выгнали из здания по распоряжению зловещего учреждения под аббревиатурой НКВД. С 1924 года первый этаж уникальных сводчатых палат занял некий Комитет по изучению языков и этнических культур народов Северного Кавказа. Парадный второй этаж отошел вроде по назначению - Центральным государственным реставрационным мастерским во главе с крупным русским художником Игорем Грабарем. Вот бы ему развернуться в палатах. Так нет же. Одного года не продержался человек на посту. И ничего не сделал в плане исследований тех фрагментов старины, которые можно было бы (со временем) восстановить.

Потом реставраторами руководили разные начальники. Их единственная заслуга - закрытие мастерских и полный снос в 1932 году колокольни церкви Николы Чудотворца. Как только палаты окончательно опустели, их быстро превратили в обыкновенное общежитие молодых строителей будущего гигантского Дворца Советов (на месте бездонного котлована взорванного храма Христа Спасителя). С дворцом, как известно, ничего не вышло. Потом война, разруха, нищета, голод. Каменные палаты Аверкия Кириллова снова занимали какие-то конторы, сменявшие друг друга с потрясающей быстротой.

Так продолжалось вплоть до 1964 года, когда по распоряжению московских властей сюда вновь пришли строители, архитекторы, реставраторы, художники и восстановили в усадьбе, по сути, все, что подлежало восстановлению. В том же году в помещения памятника культурного наследия с удовольствием перебрался НИИ краеведческой и музейной работы, переименованный позднее в Российский институт культурологии. Что было дальше, мы с вами уже знаем, а что будет - покажет ближайшее время. История палат «царского садовника» продолжается…

Фото Владимира Чижикова

Комментарии
comments powered by HyperComments

статьи на эту тему: