18.12.2008

Два «У»

  • Архитектура
  • Объект
Сергей Киселев. Фото: Яков Титов, PROCBET Сергей Киселев. Фото: Яков Титов, PROCBET

информация:

О месте освещения в архитектуре и проблеме выбора подрячика на проектирование подсветки зданий говорит Сергей Киселев, архитектор года по версии «Арх Москвы 2007»

Сергей Киселев, архитектор и руководитель бюро «Сергей Киселев и Партнеры». В прошлом году на выставке «АРХ Москва» его бюро было отмечено дипломом в номинации «Архитектор года», и по традиции на нынешней выставке представлена его персональная экспозиция. Особо интересующиеся работами этой мастерской смогли увидеть некоторые постройки своими глазами – три экскурсии, организованные проектом «Свобода доступа», провел сам Сергей Киселев. Жилой дом во 2-м Тружениковом переулке, территория «Красной розы», бизнес-центр «Эрмитаж-Плаза» и жилой дом «Авангард» - только некоторые, самые заметные из многих проектов московского архитектора, востребованность которого во многом определяется его принципами двух «у» - уместности и умелости. Именно поэтому постройки мастерской Киселева вовсе не похожи на многочисленных, будто случайно попавших на улицы Москвы «пришельцев», они - исконные «жители» столицы.


Вы много строите в Москве, и ваши постройки удивительно органично интегрированы в окружающий контекст. Какие принципы вы проповедуете, проектируя здания?

Эти принципы очень простые, мы их называем два «у» - уместность и умелость. Уместность означает, что дом, который появляется в каком-то месте, должен быть из этого места. При этом есть дома самодостаточные, которые «умеют» организовать вокруг себя пространство, подчиняя других. И есть дома, которые входят в город, не толкаясь локтями, а вступая в диалог с соседями. Это такой средовой подход, который и можно назвать уместностью. Мы применяем его при проектировании наших объектов. И второе – умелость, или профессионализм, к которому мы стремились с самого начала. Нужно все делать хорошо, и тогда твою работу будут покупать – это простой капиталистический закон, который мы всегда выполняем. Вот эти два «у» и есть наши главные принципы, да еще лозунг – «Репутация самый ценный капитал».

Когда вам как архитектору пришлось впервые работать с освещением?

На так называемых малых объектах. Мы начинали с того, что делали много интерьеров, где свет – нечто предметное. Тогда, в конце 1980-х, этих самых предметов на рынке попросту не было. Мы покупали лампы-«прищепки» по 18 рублей и как-то их приспосабливали. А вот немного позже, когда работали с немецким заказчиком над интерьерами «Бурда-моден», нам уже было позволено кое-что тратить. Никогда не забуду поездку в Германию для подбора оборудования, в том числе светового, и визит на завод Erco - его производство, лаборатории и ассортимент нас потрясли.
То, что существует отдельная специализация – световой консультант или световой дизайнер, мы тоже обнаружили в поездке за границу. В Соединенных Штатах мы встретились с нашим товарищем Александром Радунским, эмигрантом «олимпийской» волны, который стал там светодизайнером. Для нас тогда все это было новым и необычным.

А мой самый первый опыт относится к студенческим годам. На третьем курсе нужно было получить автоматом оценку за экзамен по курсу архитектурной светотехники. И тогда вместе с Павлом Андреевым и еще двумя однокурсниками мы выклеили в пятидесятом масштабе на подрамнике 1,5 х 1,5 метра огромный макет кинотеатра, моей курсовой работы, и подсветили его. Это был параллелепипед с верхней частью в виде пространственной структуры – как бы крыша, накрывающая крышу, - со всевозможными лестницами и техническими щелями, опирающийся на многоуровневую парковку. Мы собрали несколько цепей ламп и освещали все это цветным светом, с помощью реостатов моделируя различные режимы: повседневный, праздничный. Автомат за экзамен мы, конечно, получили, а макет потом еще лет десять служил образцом на кафедре строительной физики. Это и было первое мое светотехническое упражнение.

Среди ваших построек много офисных зданий, а архитектурная подсветка становится их непременным атрибутом. Как вы участвуете в разработке освещения?

Сейчас мы непосредственно в разработке освещения не участвуем. Когда проектируешь 5–6 объектов по 200-300 тысяч квадратных метров площади каждый, на свет просто не остается времени. И хотя у нас всегда есть свое представление, как здание должно выглядеть ночью, мы ждем, что придет специалист и предложит такое решение, которое откроет новые, в том числе и для нас, архитектурные особенности постройки, или же, что еще интереснее, заставит ее проявить в темноте какую-то иную сущность.

Как обычно происходит выбор подрядчика на эти работы? Проводятся ли тендеры на проектирование освещения?

Тендеры на проекты освещения нам устраивать пока не приходилось, хотя это было бы очень интересно. Обычно к нам приходят представители световых компаний с картинками строящихся объектов и со словами «мы придумали, как это подсветить». Этих представителей много, а уровень проектов в большинстве своем невысок, и получается, что мы часто тратим время впустую. К тому же только по картинкам оценить проект освещения трудно. Хотелось бы получать вместе с ними описание предлагаемого решения, схемы размещения приборов, обоснование выбора типа приборов.
И все равно последнее слово всегда остается за заказчиком. Именно он платит деньги и принимает окончательное решение.

Делается ли экспертная оценка представленных проектов и каковы ее критерии?

Существует два главных критерия – эстетический и ценовой. Насколько стоимость проекта отвечает бюджету, смотрит клиент. Мы же определяем, насколько подсветка уместна для дома и окружающего пространства. И здесь мы часто работаем ластиками, избыточность освещения предпочтительна в интерьере, где она позволяет создавать различные световые сцены, а в архитектуре очень важно чувство меры. Главная задача архитектурного освещения – создать ночной образ здания – или привычный, поддерживающий дневной, или совершенно другой, неожиданный, и здесь малыми средствами часто можно добиться большего.

По вашему мнению, чего не хватает российским компаниям, предлагающим услуги по проектированию освещения, для успешной работы на рынке?

Мне кажется, им не хватает независимости. Я имею в виду независимость от производителей. Создается ощущение, что все специалисты, разрабатывающие в России проекты освещения, - сотрудники компаний, имеющих дистрибьюторские договоры. Поэтому они заинтересованы ставить в свои проекты как можно больше оборудования. А это не всегда отвечает эстетической стороне проекта. Те же, кто готовы сделать проект и спецификацию к нему, с которой можно было бы обратиться к разным производителям, еще не появились. Этому есть простое объяснение – дело в том, что наши заказчики не готовы пока достойно оплачивать проектные работы, и доход светодизайнера напрямую зависит от продажи оборудования. Когда ситуация изменится, появятся независимые светодизайнеры. Мне кажется, это произойдет довольно скоро - заказчик у нас так быстро «зреет», что совсем недолго осталось ждать времени, когда он будет заинтересован получить лучший проект. Тогда у нас и появятся специалисты, способные предложить лучшее решение за достойный гонорар и без бонусов от поставщика.

Могли бы вы назвать проекты освещения в России и в мире, которые вас не оставили равнодушным?

Про Москву так сразу не скажу – очень быстро езжу, а во Франкфурте однажды поразило здание с классическим фасадом, каждый пилон которого был подсвечен лучом вверх и вниз – лаконичное и в то же время выразительное решение.

Комментарии
comments powered by HyperComments