Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

07.05.2008

Ар-деко на Озерковской

Объект:
Офисно-деловой многофункциональный комплекс на Озерковской наб.
Адрес:
Россия, Москва. Озерковская наб, вл. 22-24
Архитектор:
Сергей Чобан
Сергей Кузнецов
Мастерская:
SPEECH
Авторский коллектив:
Автор проекта: Сергей Чобан, ГАП – Вячеслав Казуль, архитекторы Анатолий Борисов, Сергей Кузнецов, Теодор Столяров

Проект офисного-делового комплекса на Озерковской набережной совмещает «дворцовый» план и очень точные реминисценции ар-деко, создавая в целом очень величественный и даже торжественный образ

Победное возвращение в Россию Сергея Чобана началось с московского проекта высотного комплекса «Федерация», потом однако было больше слышно о его работах для родного Санкт-Петербурга. Не успевает сдаться один проект, как архитектор выигрывает конкурс на другой. Впрочем теперь и столица может похвастаться новыми произведениями от Сергея Чобана. О двух проектах – комплексе на Можайском валу и о «Византийском доме» в Гранатном – мы уже рассказывали. Недавно на Озерковской набережной начата реализация еще одного замысла – офисно-делового многофункционального комплекса, сделанного в рамках бюро SPeeCH.

Этот проект разработан по заказу застройщика, которому принадлежит сразу три соседних участка вдоль Водоотводного канала. На одном из них уже стоит в каркасе жилой комплекс «Аквамарин», спроектированный другим бюро. SPeeCH же сначала разрабатывал сразу 2 участка, но потом остался только средний. На нем и разместятся 4 здания нового комплекса, собранных вокруг дуги центрального пешеходного бульвара.

Архитекторы объясняют возникновение этой дуги желанием создать интерес для пешехода. Просто прямая улица, такая же как соседние, ведущая от набережной к дальнему 3-ему корпусу, отделенному от остальных новым, еще не появившимся проездом, рисковала бы оказаться скучной для прогулки, даже при заполнении всех первых этажей магазинами и бутиками. В данном же случае мы имеем фасады, у которых последовательно сменяются «ордера»: круглые сдвоенные колонны, тонкие каменные подобия ламелей, вогнутые пилоны – создают требуемое разнообразие, а в конце виднеется остроугольная консоль пятиэтажной части 2-го корпуса, выполняющая роль некоего репера, столь важного для окончания любой дороги, какой бы она ни была длины.

В то же время изогнутая внутренняя улица позволила раскрыть замкнутую на себе структуру комплекса к соседнему жилому кварталу – и ответить скошенному углу на набережной. Благодаря дуге бульвара между «Аквамарином», 2-м, 3-м, и 4-м корпусами образуется небольшая площадь, несомненно важная для городской структуры. Кстати, если посмотреть на ситуационный план этого района, то можно обнаружить, что всяческие дуги тут уже стали характерной составляющей планировки: за «Аквамарином» уже стоит офисное здание с эллиптическим объемом. Внутриквартальная часть «Аквамарина» также в плане представляет собой половину круга с парой выступов. Дуга оказывается, таким образом, прижившейся темой этого квартала, а комплекс зданий Сергея Чобана ее подхватывает и поддерживает.

Стилистика проекта прослеживается очень последовательно – это определенно парафраз ар-деко 1930-х гг. Лес вертикалей, жестко, на всю высоту, структурирующих стеклянные объемы, напоминает о самых характерных зданиях этого времени, причем в равной степени зарубежных и московских. Сдвоенные тяги, вытянутые на всю высоту фусты гигантских колонн – живо вызывают в памяти здания Фомина и Лангмана, построенные на рубеже двадцатых и тридцатых: общество «Динамо» на Лубянке или корпус во дворе Моссовета.   В эскизном проекте колонны первого и второго корпуса даже заканчивались характерными для сталинской архитектуры шишечками – и он смахивал больше на тридцатые, но потом шишечки убрали – и проект стал больше похож на их начало. Или на что-то итальянское от Муссолини. Так или иначе, это первое российское здание Сергея Чобана со столь определенными архитектурными реминисценциями. Раньше аллюзии были скорее сюжетными, вплетались в рисунок орнамента или отражали себя в фактуре материала.

С другой стороны, это очень точное воспроизведение ар-деко, разумеется приправленное современными стеклянными изгибами, но все же аутентичное и узнаваемое. Особенно если посмотреть на визуализации проекта, подернутые киношной дымкой в духе «Небесного капитана». Несмотря на то, что мода на этот стиль держится уже некоторое время, качественных ее вариаций в Москве возникло мало, исключая дом в Левшинском Ильи Уткина, но там – другое, там классика, увиденная «изнутри», а здесь – модернистская фантазия на тему величественного сооружения.

Величественность – это, вероятно, главная тема архитектуры комплекса. На нее работает изогнутой «курдонер» - в какой-то момент можно подумать, что ансамбль возник из какого-нибудь надстроенного и перестроенного дворца. В этом же русле действует и лес каменных колонн, и симметричная композиция, и сама по себе высота в 11 этажей – вокруг таких зданий нет, если не считать двух облезлых «панелек» вдалеке.

Поэтому, хотя планировка офисных корпусов предусматривает возможность деления каждого этажа на 4 самостоятельных офиса с минимальной площадью 500 кв.м, можно предположить, что сюда вселится какая-нибудь крупная корпорация с хорошей вертикалью власти, у сотрудников которой облик места работы сможет повышать гордость за компанию. Тем более, что по инфраструктуре здесь получился этакий мини бизнес-парк с магазинами, двумя ресторанами и даже апарт-отелем, столь важным, например, для западных компаний, которым приходится искать квартиры своим иностранным сотрудникам. И все это внутри Садового кольца.

Интересно сравнить проекты Сергея Чобана для Петербурга и для Москвы – архитектор, кажется, выстраивает свой особый «миф» для каждого из этих городов. Петербург для него – город эфемерный, замешанный на графике и литературе. То ли мираж, то ли книга. Поэтому в Петербурге дома Сергея Чобана – минималистичные, с рисунками поверх стеклянных плоскостей.

Москва – напротив, каменная, «и дома каменны, и земля каменна», властная, византийская, сталинская. Для нее – и фантазии каменные, более телесные, да что уж говорить – более консервативные. Главным московским стилем Чобан определенно считает сталинский классицизм – хотя и выбирает из него все самое красивое, и как правило «поверяет» выбор всемирным ар-деко. Проект для Можайского вала использует характерную для этого стиля сетку квадратных окон, «Византийский дом» поглядывает на ажурные эксперименты Бурова. А здесь, на Озерковской – не менее узнаваемые вертикали колонн Фомина. Получается качественный, каменный вариант ар-деко, своего рода «мостик» между началом XXI века и концом двадцатых годов XX-го. Мостик, в некотором смысле перекликающийся с высоткой на Котельнической, которую отсюда – с канала – неплохо видно.

Здание общества «Динамо» на Лубянке. Иван Фомин, Аркадий Лангман, 1928-1929. Сдвоенные «колонны» выглядят потяжелее, чем в проекте Сергея Чобана для Озерковской набережной, но сходство сюжета налицо
Здание общества «Динамо» на Лубянке. Иван Фомин, Аркадий Лангман, 1928-1929. Сдвоенные «колонны» выглядят потяжелее, чем в проекте Сергея Чобана для Озерковской набережной, но сходство сюжета налицо
Комплекс от SPeeCH в окружении других зданий «Аквамарина»
Комплекс от SPeeCH в окружении других зданий «Аквамарина»