Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

13.08.2007

Конструктивная пара

Объект:
Многофукциональный комплекс в 1-м Тружениковом пер., вл. 12
Адрес:
Россия, Москва. 1-й Тружеников пер., вл. 12
Мастерская:
Александров и партнеры
Авторский коллектив:
Дмитрий Александров - руководитель мастерской, Андрей Иванов - ГАП

Комплекс из двух домов в Тружениковом переулке обещает стать ярким и хорошо заметным акцентом в ряду пестрой и разновременной застройки на склоне перед Москва-рекой. Он по-своему, в формах несколько резковатых, но эффектных разыгрывает тему пары, инь и янь, мужского и женского начала – а некоторых своих жителей обещает обеспечить почти экстремальными видами на московские окрестности

Визуализация, вид с запада, со стороны реки
Визуализация, вид с запада, со стороны реки

Район между Саввинской набережной и Пироговскими улицами – удивительное пестрое и активно развивающееся место. Здесь строили конструктивисты, строили розовые кирпичные дома в 1980-е, затем строили на протяжении 1990-х, очень разные вещи, в том числе и такие, которые попадали в профессиональные журналы. Одним из самых новых заметных сооружений в этом месте стал завершенный в прошлом году дом Сергея Киселева «Саввинское подворье», который отличает сдержанность форм и отточенность исполнения деталей.

Участок, для которого предназначен новый проект Дмитрия Александрова, расположен поблизости, но дальше от реки и спрятан в глубине дворов, выходящих в сторону 1-го Труженикова переулка, который тянется внутри квартала параллельно набережной. Однако это место приходится на сравнительно высокую отметку холма над рекой – берег здесь высокий, и дом будет хорошо видно, особенно если учесть, что его архитектура делает ставку именно на яркость решения.

Комплекс состоит из двух объемов, стоящих рядом на расстоянии метров пятнадцать – столько, сколько нужно для правильной инсоляции. Один из них повыше – 13 этажей, он должен быть покрыт яркой плиткой испанского происхождения, создающей мозаичный эффект: небольшие квадратики желтого цвета хаотично чередуются с разными оттенками желто-зеленого, создавая вместе пеструю ковровую поверхность. Второй корпус пониже, в нем 10 этажей, и его цветовое решение более сдержанное – это любимый сейчас в Москве темный кирпич, также варьирующий гамму от коричневого до рыжеватого. На поверхности двух корпусов возникает, таким образом, эффект некоторой цветовой «ряби», фактуры, созданной на плоскости в помощью цвета – из-за «неровного» рисунка стены кажутся более шершавыми, чем они в реальности будут на ощупь.

Цветастая «шершавость», выводящая наблюдателя из сферы правильной геометрии, поддержана ритмом окон. Во-первых, он тоже «сбитый», намеренно-хаотичный, очень узкие окна соседствуют с очень широкими, а средние – к проемами чуть-чуть побольше, словом, все сделано так, чтобы зритель потерялся в подсчете принципов расположения оконных проемов. Во-вторых – все окна обведены выступающими белыми рамками, что притягивает внимание к ним и к их композиции, делая танец разнообразных прямоугольников следующим шагом после коврового орнамента стенных поверхностей.
Некоторые закономерности в расположении проемов, однако, наблюдаются: окна тяготеют к углам, превращаясь на сломе формы в глубокие лоджии – что особенно хорошо на южном фасаде, дающем верхним этажам вид на Москва-реку. На противоположной северо-восточной стене, выходящей в переулок, проемы выстраиваются в тонкие вертикальные нити, лишь вверху – ближе к пентхаусам – превращаясь, опять же по-конструктивистки захватывая угол, в ленточные панорамные витражи.

Оба корпуса – архитекторы их называют «мальчик и девочка» (male&female), что достаточно точно, объединены в слитно-нераздельную композицию. Внутренние – обращенные друг к другу стены – плоские, а «наружные» углы срезаны большими плоскостями. То, что корпусов два, а не один – следствие осознанной необходимости. Участок почти квадратный, и застроить его целиком одним «толстым» объемом нельзя минимум по двум причинам – во-первых, суммарная плотность застройки, то есть отношение площади двора и площади основания дома, будет слишком большой для существующих норм, а во-вторых, в сердцевине такого объема образуется слишком много малорентабельного пространства внутренних холлов и прихожих, лишенных дневного света.
Так возник появился образ пары, соединенной стеклянными переходами, нависающими на уровне 7 и 10 этажей.

Об этих переходах надо сказать особо – в них запланированы зимние сады некоторых квартир. То есть это такие очень большие «застекленные лоджии», протянувшиеся на внушительную длину, заодно образовав зримые композиционные связи между двумя домами. Снаружи они схвачены металлическими фермами и немного напоминают стрелы строительных кранов, как будто бы застрявших в толще дома. Этот хай-тековский прием, надо сказать, в Европе и в Москве уже достаточно известен. Но виды из балконов-ферм должны открываться феерические – с одной стороны на реку, Киевский вокзал и Кутузовку, в другой – в сторону сквера Девичьего поля и Садового кольца. То есть, нависая над собственным двором на высоте больше 20 метров, счастливые обладатели зимних садов смогут любоваться окрестностями в полном отрыве от реальности.

Встройка, вид с Бережковской набережной
Встройка, вид с Бережковской набережной
Встройка, вид от церкви Воздвижения на углу 1-го Труженикова пер. и 2-го Вражского пер.
Встройка, вид от церкви Воздвижения на углу 1-го Труженикова пер. и 2-го Вражского пер.
Развертка по 1-му Труженикову пер.
Развертка по 1-му Труженикову пер.
Вид с птичьего полета, со стороны 1-го Труженикова пер.
Вид с птичьего полета, со стороны 1-го Труженикова пер.
Вид с птичьего полета, со стороны набережной (с юго-запада)
Вид с птичьего полета, со стороны набережной (с юго-запада)
Вид с северо-востока
Вид с северо-востока
Местоположение участка
Местоположение участка