Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

25.11.2009

Бригантина поднимает паруса

Объект:
Офис архитектурной мастерской «Студия 44»
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. Манежный пер., 3
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Авторский коллектив:
Архитекторы: Никита Явейн, Василий Романцев, Татьяна Сологуб, Георгий Снежкин, Ксения Счастливцева Конструктор: Дмитрий Ярошевский

В мае этого года «Студия-44» переехала в свой новый офис – трехэтажное здание в Манежном переулке, надстроенное двухуровневой мансардой. Визитной карточкой обновленной мастерской стали ее интерьеры с обнаженной стропильной конструкцией из клееной фанеры, которую критики уже успели сравнить с перевернутой лодкой викингов. На фестивале «Зодчество-2009» этот проект завоевал Бронзовый диплом.

Вид на кабинет Н.И.Явейна. Фото А.Народицкого
Вид на кабинет Н.И.Явейна. Фото А.Народицкого
«Студия 44» – не только одно из самых известных и титулованных архитектурных бюро Санкт-Петербурга, но и одно из самых многочисленных. Штат компании насчитывает более 100 человек, включая архитекторов, конструкторов, инженеров и сотрудников макетной мастерской, и подыскать офис для такого количества народа было задачей не из простых. Долгое время «Студия 44» располагалась по двум адресам сразу – на улице Маяковского и в Манежном переулке. Для тех, кто знаком с географией Петербурга, понятно, что это в пяти минутах ходьбы друг от друга, но также понятно и то, что ничто не осложняет так повседневную работу компании, как необходимость постоянно бегать из одного подразделения в другое через квартал. Находиться в ситуации «сапожник без сапог» было тем более обидно, и руководство бюро приняло решение о строительстве полноценного офиса. Под нужды мастерской было полностью выкуплено здание в Манежном переулке – трехэтажный флигель доходного дома 1911 года постройки. Квартиры, находившиеся на первом и втором этажах, расселили, но даже при этом небольшое по площади строение было заведомо тесным для многочисленного коллектива, поэтому было принято решение о надстройке флигеля двухуровневой мансардой.

Все это было сделано задолго до кризиса, и, строго говоря, «Студия 44» собиралась справить новоселье еще в 2007 году, однако в тот момент, когда мансарда уже была возведена, на стройплощадке случился пожар. Пламя бушевало несколько часов, и за это время полностью выгорели не только надстройка, но и третий этаж флигеля, где сотрудники «Студии 44» продолжали работать, несмотря на ремонт. К счастью, обошлось без слишком большого ущерба – успели спасти и винчестеры с информацией, и макеты по проекту реконструкции Восточного крыла Главного штаба, – но вот реконструкцию пришлось начинать заново.

Манежный переулок соединяет Преображенскую площадь, знаменитую Спасо-Преображенским собором Василия Стасова, и улицу Восстания, а дом номер три расположен от ампирного храма буквально в сотне метров. И это соседство повлияло на внешний облик надстройки самым непосредственным образом. Во-первых, архитекторам необходимо было соблюсти существующий в этом районе города высотный регламент, во-вторых, хотелось высказать уважение к величественному соседу. Плавный криволинейный абрис подошел для этих целей лучше всего – и визуально скрадывает высоту надстройки (6,5 метров), и ненавязчиво перекликается с силуэтом собора. Благодаря тому, что «волна» кровли сильно отступает от края, из самого Манежного переулка надстройка вообще практически не видна. Со стороны Преображенской площади плавный изгиб отлично читается, но благодаря мягкости своих очертаний не воспринимается ни инородным, ни чересчур современным.

Впрочем, наблюдательная публика Санкт-Петербурга не оставила мансарду незамеченной – критики успели сравнить ее и с китом, и с кашалотом, и с камбузом яхты. Корабельные ассоциации подкрепляются наличием большого круглого окна-иллюминатора на боковом фасаде, и металлическими тросами, играющими роль ограждений перед окнами верхнего уровня мансарды. Сам же Никита Явейн, отвечая на вопросы о происхождении замысловатой формы надстройки, обычно рассказывает то про проглотившего слона удава из «Маленького принца» Сент-Экзюпери (это сходство, пожалуй, особенно ярко видно на разрезе), то про викингов, устраивавшихся на ночевку под перевернутой ладьей.

Увидеть остов старинной шлюпки при желании можно и в интерьере мансарды с его открытой стропильной конструкцией, смотрящейся крепким, если не вечным скелетом на фоне белых оштукатуренных стен. Кстати, это первый в Петербурге объект, в котором были применены гнутые деревоклееные конструкции (березовый шпон) российского производства. Как говорится, налицо и столь модная сегодня экологическая тема, и столь актуальная с экономической точки зрения поддержка отечественного производителя.

Авторы проекта всячески стремились к тому, чтобы оставить двухуровневое пространство мансарды, по возможности, единым. С улицы оно, кстати, именно таковым и воспринимается: огромный иллюминатор явно рассчитан на два уровня, а расположенные рядом крошечные квадратные окошки, отсылающие к капелле Роншан столь любимого Явейном Ле Корбюзье, кажутся, скорее, декоративными. И все же в самом торце верхнего уровня архитекторам пришлось сделать два кабинета – увы, не все бизнес-процессы даже в очень творческом коллективе могут протекать в open space. А чтобы не нивелировать эффект упомянутых квадратных проемчиков, кабинеты полностью выполнили в стеклянных перегородках.

Рабочие помещения нижних этажей, где сидят сотрудники макетной мастерской, конструкторы и архитекторы, работающие над самыми крупными проектами мастерской –  реконструкцией Восточного крыла Главного штаба и созданием кампуса ВШМ СПбГУ на базе дворцово-паркового ансамбля «Михайловская дача» – решены совершенно иначе. В отличие от предельно демократичной и пронизанной светом мансарды, они выполнены как классические анфилады комнат, настраивающие сотрудников на строгий рабочий лад и фактически воспроизводящие в миниатюре будущее устройство Главного штаба. И если наверху царит белый цвет, то здесь стены окрашены в яркие насыщенные тона – синий, бордовый, зеленый, больше ассоциирующиеся с ампиром, чем архитектурой XXI века. Впрочем, не зря в самой «Студии 44» считают, что в мансарде придумывают проекты новых зданий и конкурсные проекты, тогда как в комнатах, разделенных массивными двустворчатыми дверьми из светлого дерева, – проекты реставрации и реконструкции исторических зданий.
Мансарда. Переговорная. Фото А.Народицкого
Мансарда. Переговорная. Фото А.Народицкого
Манежный пер, 3. Вид с Преображенской площади. Фото К.Счастливцевой
Манежный пер, 3. Вид с Преображенской площади. Фото К.Счастливцевой
Мансарда. Два уровня. Фото А.Народицкого
Мансарда. Два уровня. Фото А.Народицкого
Кабинет Н.И.Явейна. Фото А.Народицкого
Кабинет Н.И.Явейна. Фото А.Народицкого
Фото А.Народицкого
Фото А.Народицкого
Фото А.Народицкого
Фото А.Народицкого
Мансарда. Фото А.Народицкого
Мансарда. Фото А.Народицкого
Мансарда. Верхний уровень. Фото А.Народицкого
Мансарда. Верхний уровень. Фото А.Народицкого
3 этаж. Анфилада комнат. Фото А.Народицкого
3 этаж. Анфилада комнат. Фото А.Народицкого
Переговорные. Фото А.Народицкого
Переговорные. Фото А.Народицкого
Лестница между уровнями. Фото А.Народицкого
Лестница между уровнями. Фото А.Народицкого
разрез
разрез