Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

28.11.2008

Романтический дом

Объект:
Жилой комплекс на Садовнической набережной
Адрес:
Россия, Москва. Садовническая наб. дом 11, стр.1 , ул. Садовническая, дом 16-18, стр.3, дом 20, стр.3
Архитектор:
Сергей Киселев
Мастерская:
АМ Сергей Киселев и Партнеры
Авторский коллектив:
С. Киселев, А. Медведев, М. Серебряников

Проект жилого дома на Садовнической набережной отличает мастерски придуманная функциональная схема, а также – тонкая игра с фактурой фасадов и внутренним пространством комплекса. Все это позволяет увидеть в проекте нечто романтическое и даже – мечтательное.

В XX-м веке Болотный остров приобрел странноватый образ заднего двора Кремля. Здесь много промышленных построек, а бывшие когда-то великолепными старинные здания постепенно пришли в упадок. Пример тому – Садовническая набережная, обращенная в противоположную сторону от кремлевской цитадели и удивляющая любого приезжего своей заброшенностью – и это несмотря на близость к центру города и страны. Что уж говорить о том, что название набережной рисует в воображении совершенно иные картины.

Хотя на протяжении последних 15-ти лет девелоперы не раз обращали свое внимание на этот участок – однако, несмотря на это, ни одного проекта градостроительного масштаба до сих пор не реализовано. Другой вопрос – точечные внедрения, их тут не мало. Одним из них предстоит стать и проекту архитектурного бюро «Сергей Киселев и Партнеры». Это жилое здание с автостоянкой и небольшими вкраплениями офисов появится на месте двух ветхих домов (дома 11 по Садовнической набережной и дома 16 стр. 2. спрятанного во дворе).

С этим участком «СКиП» работал достаточно долго, поскольку планы его застройки менялись в процессе проектирования. Вначале заказчик надеялся убедить власти сменить назначение территории с жилой на административную, благо рядом уже стоят офисные новострои от «Моспроекта-2» и Сергея Ткаченко. Однако власти оказались непреклонны. Тем не менее за время работы над первоначальным проектом архитекторы успели понять все особенности места. Так что, занявшись придумыванием жилого дома, они уже хорошо представляли себе основные визуально-ландшафтные ограничения и характер площадки. «Мы решили, что наш дом должен быть этаким интеллигентом, – рассказывает главный архитектор проекта Алексей Медведев. – Он не должен стать главным событием в округе, но при этом обязан строго выдержать красную линию набережной, правильно сочетаться с видом на кремлевские соборы, на фоне которых здание оказывается при взгляде с определенных точек, ответить окружению».

Окружение же – сложносоставное. Тут и набережная, на которой надо было встать в один ряд с существующими постройками, рассчитав эффект от фасада для водителей проезжающих мимо автомобилей. Боковой фасад оказывался не менее важным из-за того, что рядом расположен открытый двор детского сада – соответственно и фасад видно издалека. Задняя же часть дома была призвана закончить формирование старого внутриквартального жилого двора.

Все это натолкнуло авторов на создание трех переплетающихся между собой корпусов расположенных по периметру вокруг внутреннего двора. Высота корпусов уступами террас повышается внутрь квартала. Вообще говоря, переплетение – очень важное слово для этого проекта. Сплетать пришлось не только корпуса, но и функциональные зоны: жилье, офисы, рекреационные внутренние и внешние пространства. В соответствии с заданным образом авторы играют с нюансами: где-то преобладает стекло, а где-то – камень; с одного бока используется более гладкая фактура, с другой – рифленая; одно стекло молочное, другое – прозрачное; и т.д. В результате фасадам не отказать в затейливости, хотя на поверку все оказывается максимально просто.

По словам архитекторов, камень как основной материал отделки был выбран ради сомасштабности здания современному городу. Однако это не помешало создать весьма романтичный образ, как и положено на набережной с «садовым» названием.
Работая с фактурой материала, авторы уделили особенное внимание ориентации фасадов по странам света, и, следовательно, тому, как они будут освещаться солнцем. Поэтому на выходящем к набережной южном фасаде предполагает использовать дающий богатую светотень шершавый камень, а на боковой стене – гладкую полированную облицовку. Южный фасад наполовину высоты занят лоджиями, защищающими жильцов от прямых солнечных лучей. Несмотря на сравнительно небольшие размеры дома здесь много игры с фактурой, рисунком поверхностей, прозрачностью стекла. И все это в рамках строгой геометрии вертикалей-горизонталей; правда, опять же ради оживления фасадов местами авторы позволили себе актуальную сбивку ритма оконных проемов.
Горизонтальная раскладка из вытянутых каменных плит теплого охристого оттенка ассоциируется с деревянным зодчеством, а накладные матовые элементы создают зыбкую пелену, как будто бы дом погружен в облако мечтаний. Может быть, он задумался о садах? Или о том, какой красивой могло бы быть окружающая застройка?

Определенная доля романтики прослеживается здесь даже в композиции функциональных зон. Для работников офисных помещений на 1-м и 2-м этажах предусмотрена узкая улочка (2 м) между новым зданием и соседним домом. Ее пространство почему-то ассоциируется с переулками средневековых городов, где можно пройти в арку, увидеть вверху полоску неба, арочную «смычку» между домами и вдруг – оказаться в неожиданно просторном дворе. Правда, в данном случае двор первого этажа перекрыт вторым уровнем и выполняет скорее служебную функцию (из него можно зайти в жилую часть или заехать в гараж). Зато если подняться по лестнице, выходящей на улочку, то обнаружится целый оазис. Внутренние фасады почти сплошь отделаны все тем же молочным стеклом, отчего пространство кажется чуть зыбким, по ощущениям – «интерьерным» и более широким, чем оно есть на самом деле.

Двор же получает продолжение внутри корпусов – в виде игровой комнаты и зимнего сада, что кажется весьма практичным в московском климате и одновременно выглядит удивительным и приятным излишеством, необязательным для жилья заявленного класса. Впрочем, в двух верхних этажах расположены пентхаусы – на пятом ярусе по две квартиры, а на шестом по одной «очень большой», и те и другие – с террасами для созерцания города. Даже белые воротнички получают здесь возможность для насладиться окружающим пространством – огромный витраж, практически в ширину бокового офиса, обеспечивает замечательные виды на Водоотводный канал с его мостиками. Для жильцов же, кроме лоджий и французских балконов задуманы еще и маленькие эркеры матового стекла, чтобы лучше осветить интерьер и расширить видовые панорамы.

Этот дом – среднего масштаба, в Москве построено уже много его собратьев, в том числе и в портфолио компании Сергея Киселева домов в центре – десятки. Можно даже сказать, что их проектирование уже лет десять как стало одним из направлений специализации «СКиП». И в то же время дом отличается от многих других подобных проектов. Во-первых, в нем остро ощущается характерная деликатность, интеллигентность, столь кстати упомянутая Алексеем Медведевым – впрочем, тонкий подход к строительству модернистских зданий в историческом контексте характерен для мастерской Сергея Киселева. Но сейчас – как видно на примере этого проекта – подход приобретает новые черты, обогащается фактурно, графически и композиционно. Это достаточно тонкая материя, нюанс развития жанра, но для Москвы достаточно важный нюанс.