Новый урбанизм, или возвращение традиционного города

Новый урбанизм – глобальная архитектурная идея последних 40 лет, наряду с экологической идеей. Этот обзор посвящен развитию Нового урбанизма в России и в мире.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

mainImg
0 Бум благоустройства по всему миру, а теперь и в российских городах, который привел к повторению, подобно мантре, выражений: пешеходная доступность, квартальная планировка, общественные первые этажи, смешанные функции, прогулочные зоны и велодорожки, дизайн-код, дворы без машин; бум устройства блага, который преобразил Москву и Петербург так, что они стали краше Парижа, – это на самом деле он и есть, Новый урбанизм. Но благоустроители об этом не знают или не любят вспоминать.

Итак, Новый урбанизм, который во многом представляет собой хорошо забытый старый город, родился в конце 1970-х как попытка излечить две болезни века. Первая болезнь – разраставшиеся американские пригороды: жилье вдоль дорог без магазинов и школ в пешеходной доступности: вторая – Лучезарный город Ле Корбюзье, воплощенный в микрорайонах панельной массовой застройки. К 1970-м кризис этих районов в США и Европе стал очевиден, панельные дома повсеместно стали разбирать (взрыв района Прютт-Айгоу в Сент-Луисе; разборка панельных домов в Германии, в Англии и т.д.). Сносили, где могли себе это позволить экономически. В России не могли, поэтому у нас эти дома стоят до сих пор, а теперь и воспроизводятся, но в три-четыре раза выше.

Идеологи. Документы. Памятники


Родители Нового урбанизма – американские градостроители, семейная пара Андре Дюани и Платэ Зиберк. В 1979 они спроектировали Сисайд во Флориде, затем Селебрейшн там же. В Селебрейшне, заказчиком которого был Уолт Дисней, здания проектировали как классики (Роберт Стерн), так и модернисты (Стивен Холл) и постмодернисты (Майкл Грейвз). То есть новые урбанисты предписывали определенную планировку, профиль улицы, благоустройство, экологические принципы, но стиль они не регламентировали. В 1991 году Дюани, Зиберк и еще несколько архитекторов зафиксировали свои взгляды в Ahwanee principles. Дюани и Зиберк спроектировали десятки городов и многие построили. В 2009 году они были удостоены Премии Ричарда Дрихауса (аналог Нобелевской в области традиционной архитектуры). Принципы звучат очень знакомо. Если коротко, это компактность города, пешеходная доступность, mixed use (принцип соединения в небольшом поселении многих функций в отличии от модернистского принципа зонирования, то есть деления районов на административные, жилые, культурные), наличие общественного пространства и озелененных и освещенных пешеходных и велосипедных дорожек и т.д. В конце несколько экологических «пунктов»: минимизация мусора, сбережение воды и проч. Само название «Новый урбанизм» закрепилось в 1993 году, когда был создан Конгресс нового урбанизма (CNU).

Еще один идеолог Нового урбанизма – принц Чарльз Уэльский. В 1984 году он сформулировал 10 принципов в книге « А Vision of Britain». Они примерно те же, что у Дюани и Зиберк, но с существенной разницей: стиль допустим только местный вернакуляр или классика.

Градостроитель и архитектор, который воплотил принципы Чарльза, так как они близки его собственной программе, – Леон Крие. В 1988 году он сделал проект города Паундбери, состоящего как бы из четырех деревень, каждая со своей рыночной площадью, а одна общая площадь с церковью и ратушей. В 1993 началось строительство. Сейчас город процветает, в 2025 году будет закончена четвертая очередь. Впечатления жителей Паундбери, стоимость домов и прочие подробности здесь . Крие построил множество традиционных городов, а свое видение темы изложил в книге «Архитектура. Выбор или судьба», изданной в 1996 году, а также в других книгах, лекциях и речах. Крие – исключительно яркий оратор!
  • zooming
    1 / 3
    Паундбери. площадь Королевы-Матери. Quinlan & Francis Terry Architects
    © Nick Carter
  • zooming
    2 / 3
    Паундбери. площадь Королевы-Матери. Quinlan & Francis Terry Architects
    © Nick Carter
  • zooming
    3 / 3
    Паундбери. площадь Королевы-Матери. Quinlan & Francis Terry Architects
    © Nick Carter

Франсуа Споэри построил Порт Гримо во Франции еще в конце 1960-х в стиле исторической средиземноморской архитектуры. Сегодня Порт Гримо называют французской Венецией и охраняют как памятник архитектуры.

Пьер Карло Бонтемпи построил Валь-д-Эроп под Парижем с овальной площадью Тосканы. На первый взгляд это привычный и любимый европейский город. Поначалу можно принять его за исторический, тем более что овальная площадь сходна с исторической площадью Амфитеатра в Лукке. А потом он постепенно до тебя доходит. Безошибочность рисунка, пропорций, материалов. Есть ощущение, что ничего нельзя изменить, не испортив. Бонтемпи вслушивается в старую архитектуру. И зрителя призывает вслушаться. Знает ее в буквальном смысле слова изнутри. Его бюро сидит в старой итальянской постройке, то есть архитекторам обеспечено ежедневное телесное переживание классического пространства. Но его собственная архитектура получается новая. Повтора нет. Подробнее здесь .
  • zooming
    1 / 5
    Площадь Тосканы в Валь-д-Эроп под Парижем. Арх. Пьер Карло Бонтемпи
    © Pier Carlo Bontempi
  • zooming
    2 / 5
    Площадь Тосканы в Валь-д-Эроп под Парижем. Арх. Пьер Карло Бонтемпи
    © Pier Carlo Bontempi
  • zooming
    3 / 5
    Площадь Тосканы в Валь-д-Эроп под Парижем. Арх. Пьер Карло Бонтемпи
    © Pier Carlo Bontempi
  • zooming
    4 / 5
    Площадь Тосканы в Валь-д-Эроп под Парижем. Арх. Пьер Карло Бонтемпи
    © Pier Carlo Bontempi
  • zooming
    5 / 5
    Площадь Тосканы в Валь-д-Эроп под Парижем. Арх. Пьер Карло Бонтемпи
    © Pier Carlo Bontempi

Во Франкфурте-на-Майне в 2018 году восстановили в довоенных формах центральный квартал Dom-Roemer.

Я привожу примеры традиционных городов навскидку, их десятки по всему миру. Красота и классическая структура традиционных городов сочетаются с новейшими технологиями. Образцово-показательный Паунбери напичкан всевозможными инновационными энергосберегающими штуками: электроавтобусы, завод по переработке сельхозпродукции в газ для отопления половины домов в городе, пассивные дома, сертифицированные по BREEAM. Плюс сами традиционные дома, которые в Паундбели сложены из кирпича и камня, живут триста лет и дольше, то есть по определению экологичны, ведь снос здания – самое вредное для природы.

Новые урбанисты в России


В 1990-х в постсоветской России все только начиналось, зато потом российские архитекторы подняли Новый урбанизм на новую высоту. Наши мастера не просто построили города, но решили художественные задачи серьезного масштаба, поскольку в местных условиях города неизбежно должны были стать плотнее и выше, но вирус Нового урбанизма именно благодаря их проектам распространился по России.

Михаил Филиппов почувствовал, куда движется город, еще в 1984 году, в своем пророческом проекте «Стиль 2001 года». В серии его акварелей панельный микрорайон постепенно превращался в традиционный русский европейский город (скорее, Москву, чем Санкт-Петербург). Позже он воплотил эту эстетику сначала в архитектурных ансамблях «Итальянского квартала» и «Маршала» в Москве, а потом в Горки-городе в Сочи.

Максим Атаянц вместе с девелопером-профессором Александром Долгиным впервые создали классические города в формате массового жилья, ставшие альтернативой корбюзианским микрорайонам (которые продолжают и сегодня расти в России в связи с реновацией и госпрограммой «Жилье и городская среда»). Атаянц спроектировал в Подмосковье десять разных классических городов (от 3 тыс. до 50 тыс. жителей) и пять из них построили. «Город набережных» был задуман в 2008, а начат в строительстве в 2010 году. В «Городе набережных» квартира 30 кв.м. на старте продаж стоила 1,8 млн.руб.- меньше, чем в панельном доме аналогичной локации. До сих пор этот рекорд не побит. Город с озером, каналом, набережными, бульваром, ротондой, пропилеями, акведуком, квартирами в мосту, застройкой от 3-х до 8-ми этажей, лепным декором и деревянными карнизами, дворами без машин, общественными первыми этажами – стал первым крупным поселением такого рода.
  • zooming
    1 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    2 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    3 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    4 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    5 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    6 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    7 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    8 / 8
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц

Почему реновация, которую сейчас затеяли в Москве и других российских городах, не идет по этому пути, лично для меня – загадка. Возвращаясь к Новому урбанизму, его принципы в Городе набережных, Опалихе-2 и Опалхе-3, Солнечной системе, Пятницких кварталах и т.д. присутствуют, но сверх этого там есть классические архитектурные ансамбли .
  • zooming
    1 / 5
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    2 / 5
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    3 / 5
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    4 / 5
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Паркинг. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц
  • zooming
    5 / 5
    ЖК «Город набережных» под Москвой. Школа. Арх. Максим Атаянц
    © Максим Атаянц

Михаил Филиппов и Максим Атаянц построили Горки-город в Сочи: Филиппов – нижнюю часть города на отметке 540 м,
  • zooming
    1 / 6
    Горки-город в Сочи на отметке 540 м. Арх. Михаил Филиппов
    © фото Лара Копылова
  • zooming
    2 / 6
    Горки-город в Сочи на отметке 540 м. Арх. Михаил Филиппов
    © фото Анатолий Белов
  • zooming
    3 / 6
    Горки-город в Сочи на отметке 540 м. Арх. Михаил Филиппов
    © фото Лара Копылова
  • zooming
    4 / 6
    Горки-город в Сочи на отметке 540 м. Арх. Михаил Филиппов
    © фото Лара Копылова
  • zooming
    5 / 6
    Горки-город в Сочи на отметке 540 м. Арх. Михаил Филиппов
    © фото Лара Копылова
  • zooming
    6 / 6
    Горки-город в Сочи на отметке 540 м. Арх. Михаил Филиппов
    © фото Лара Копылова

а Атаянц – верхнюю часть, соответственно, на отметке 960 м.
  • zooming
    1 / 4
    Горки-город в Сочи на отметке 960 м. Арх. Максим Атаянц
    © фото Лара Копылова
  • zooming
    2 / 4
    Горки-город в Сочи на отметке 960 м. Арх. Максим Атаянц
    © фото Лара Копылова
  • zooming
    3 / 4
    Горки-город в Сочи на отметке 960 м. Арх. Максим Атаянц
    © фото Лара Копылова
  • zooming
    4 / 4
    Горки-город в Сочи на отметке 960 м. Арх. Максим Атаянц
    © фото Лара Копылова

Он служил медиа-городом во время Олимпиады в Сочи в 2014 году, а затем стал популярнейшим горнолыжным и эко-курортом и местом круглогодичного проживания. Сейчас Горки-город процветает и является достопримечательностью нового Сочи.

Михаил Белов, хотя и в меньших масштабах, отдал дань идеям Нового урбанизма, построив под Москвой поселок «Монолит» с центральной площадью, школой и церковью, который активно развивается.

Илья Уткин построил в Москве квартал ЖК «Меценат», спроектировал квартал «Царев сад» (который частично реализуют по его проекту) и классические фасады для квартала на Софийской набережной напротив Кремля.

Недавно молодой архитектор Степан Липгарт построил в Петербурге ЖК «Ренессанс» – огромный квартал, по сути, целый город, в стиле романтического ленинградского ар-деко. Контраст с панельным окружением колоссальный.

Красота традиционного города – самоочевидная истина. Все эти архитекторы сознательно строят традиционный город, даже не особо оглядываясь на Новый урбанизм, сообразуясь с местным контекстом. И поскольку классическая культура в нашей стране всегда была сильна, у них получаются произведения масштабнее, глубже, пассионарнее, интереснее, чем у западных коллег.

Традиционный город просачивается через кварталы, благоустройство и материалы


Что касается кварталов, дворов без машин, общественных первых этажей и прочего благоустройства, то, примененные новыми урбанистами на Западе, а Филипповым и Атаянцем – в России в проектах 2000-х годов, с 2011 года они были подняты на знамя главой департамента культуры Москвы Сергеем Капковым, а затем и мэром Собяниным, при активном участии экспертов КБ «Стрелка». В этом же русле развил свою деятельность главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов: некоторое время в ходу была идея кварталов, так назвали архитектурную биеннале, конкурсные проекты для московской реновации 2018 года также продвигали эту идею. По заказу корпорации Дом.РФ КБ «Стрелка» разработало «Принципы освоения территорий» в пяти книгах; провело международный архитектурный конкурс на три модели застройки: малоэтажную – для сельской местности, где рекомендованы дома со скатными крышами, среднеэтажную – кварталы не выше 6 этажей, и центральную – квартал разновысотных домов с башней-доминантой. Здесь уже продумано членение фасадов, расположение общественных площадей, палисадников, парковок. Вообще город в этих Принципах выглядит гуманно и достойно. Лишь одно «но» – неоклассика и нео-ар-деко опять сюда не попали.

А город без них не получается. Еще пример, когда без стиля Новый урбанизм не работает, – инноград Сколково. Его план из пяти деревень сделан AREP по правилам Нового урбанизма, а архитектура вся модернистская, и ничего общего с историческим городом или классическими домиками профессоров Гарварда там и близко нет.

Стратегия Сергея Чобана, изложенная в его совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил», ближе к сути традиционного города, потому что фасады в ней, наконец-то, стали предметом пристального рассмотрения. Сергей Чобан задался вопросом, почему люди не любят послевоенные брутальные модернистские здания и пришел к выводу, что артикуляция и деталировка фасадов – важнейшие параметры для города. Суть его стратегии в том, что скульптурные, иконические здания могут быть выполнены в любом стиле, главное, чтобы их количество не превышало в городе 30 процентов. А фоновые здания должны иметь деталированные поверхности, глубокую светотень, традиционную структуру с карнизами, чтобы глазу было за что зацепиться. Остальные принципы, изложенные в книге, близки Новому урбанизму. Сергей Чобан не сторонник ордерной архитектуры, ему ближе ар деко. В своих проектах, например таком масштабном, как ВТБ Арена парк, Сергей Чобан воплотил принципы, изложенные в книге. Совместно с автором-модернистом Владимиром Плоткиным они создали пример застройки с богато деталированными, благородно стареющими поверхностями, в то же время соответствующей масштабам широких транспортных потоков Ленинградского проспекта.

Благоустройство городов – это Новый урбанизм минус традиционная архитектура. Благоустройство приникло к земле и никак не поднимется до фасадов. Планировки городоа уже почти превратились в традиционные, но лицо улицы по-прежнему грубое, утилитарное. Повсюду строятся примитивные башни и коробки. Выражаясь словами Владимира Вейдле, может быть, эти утилитарные здания и не оскорбляют художественного вкуса, но это не значит, что они его питают.

В последнее время стали применять кирпич даже для башен реновации. Кирпич – долговечный материал, иногда рукотворный, создающий рисунок и рельеф на фасаде даже при самой примитивной кладке. То есть Новый урбанизм поднял голову от земли и карабкается вверх. Потихонечку, исподволь, с черного хода он начинает влиять и на фасады.

Проникает он и через фасадную структуру. Такие мастера, как Сергей Чобан, пробовали принципы исторической городской архитектуры применить к массовой модернистской застройке. В ЖК «Микрогород в лесу» 14-этажные дома представляют собой фронт из коротких, по 20-30 метров фасадов – разных по цвету и материалам, нарисованных разными архитекторами. Похожий метод применили архитекторы DNK ag в Рассвет LOFT Studio – несколько историчсеких домов со скатными крышами в рамках одного кирпично-лофтового фасада. В проекте для конкурса Дом.рф этот прием тоже часто встречается. Архбюро Citizen Studio победили на 1-й Молодежной Биеннале в Казани с идеальным кварталом, применив тот же исторический принцип чередования разных фасадов внутри фасадного фронта длиной 250 м (типа кварталов Кутузовского проспекта, но без ордера). Как видим, прием, который Квинлан Терри применил в лондонском Риверсайд в 2003 году, а Филиппов – в Итальянском квартале в 2003-м, проник и в модернизм. Структура, вдохновившая архитекторов, – исторический город.

Итак, планировка, профиль улицы, благоустройство, кирпичные поверхности уже есть; историческая структура фасада потихоньку просачивается, осталось добавить ордер или хотя бы антропоморфность, для того чтобы город был гуманным на уровне пешехода и чуть выше.
Конечно, идеалом города является Каменноостровский проспект в Петербурге, но интересны и крупные ансамбли советской неоклассики, которая явно не исчерпала свой потенциал. Они в ландшафте города и природы смотрятся очень романтично. Причем мастера 1930-1950-х умели работать с композицией высотного дома, они как бы строили город из нескольких регистров. То есть традиционные здания на уровне пяти-шести этажей – это регистр, воспринимаемый человеком, а выше могут быть и более утилитарные этажи, но они должны быть отодвинуты вглубь от красной линии, не нависать и не давить. Не то чтобы я такой двухрегистровый город считала идеальным. Но когда я говорю про Каменноостровский проспект в Санкт-Петербурге, мне начинают рассказывать про экономику. Ну вот, если очень нужно строить высоко, то есть двухрегистровая система. В сравнении с монстрами сегодняшнего массового строительства это выход.

Красота традиционного города – самоочевидная истина. Люди, которые могут спроектировать традиционный город, в России есть, примеры построенных городов тоже есть. Осталось разработать книги образцовых строений, вроде тех, что были созданы при Екатерине II, Александре I и Николае I, или вроде типовых проектов 1950-х (эти районы до сих пор любимы горожанами). Из которых было бы понятно, как должны выглядеть улицы, площади, дома. Обучить молодых архитекторов в регионах. Если бы в национальном проекте «Жилье и городская среда», по которому планируют построить 600 000 000 м2, хотя бы половина проектов имела отношение к традиционному городу, государственные средства были бы потрачены не зря, а от нашей эпохи потомкам достались бы не одноразовые дома, через 30 лет требующие сноса, а памятники градостроительства.

17 Декабря 2020

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
Похожие статьи
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Зодчество: 16 истин
Где архитектору искать истину? Участники «Зодчества» предложат сразу 16 вариантов. Рассказываем о спецпроектах фестиваля, который пройдет в Гостином дворе с 1 по 3 октября.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.