Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

10.02.2020

Три январские неудачи Бьярке Ингельса

Объект:
ВТЦ Башня 2 – проект BIG
Адрес:
США, None, Нью-Йорк. 200 Greenwich Street
Мастерская:
BIG

Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.

Календарный год у Бьярке Ингельса начался весьма неудачно – как минимум по трем причинам. Так, в середине января международная общественность обвинила основателя BIG в беспринципности и заигрывании с власть имущими. Поводом стала встреча датского архитектора с президентом Бразилии Жаиром Болсонару. На международной арене и у себя дома политик пользуется сомнительной репутацией: Болсонару известен своими гомофобными, расистскими и шовинистическими высказываниями*. Чуть менее известный эпитет, которым его наградили СМИ – «Капитан Бензопила»: при Жаире Болсонару темпы уничтожения тропических лесов в бассейне Амазонки выросли на 88%, а финансирование ведомств, охраняющих окружающую среду, уменьшилось на треть. Катастрофические пожары, бушевавшие в Амазонии в 2019, и трудности с их тушением также связывают с деятельностью нынешнего президента Бразилии.

Жаир Болсонару, сентябрь 2019
Жаир Болсонару, сентябрь 2019
Источник flickr.com. Автор Palácio do Planalto. Лицензия CC BY 2.0

Учитывая вышесказанное, неудивительно, что молодой прогрессивный архитектор встречу не афишировал – вопреки своей обычной открытости, которую он демонстрирует в Инстаграме. Снимок, на котором Бьярке Ингельс запечатлен в компании одиозного политика, опубликовало Министерство туризма Бразилии. Встреча состоялась 14 января в столице, ей предшествовало четырехдневное путешествие по нескольким штатам страны в обществе инвестиционной группы Nômade, которая занимается продвижением «осознанного туризма» – недавно компания построила эко-отель в мексиканском Тулуме, – и бразильского министра туризма Алвару Антониу, организовавшего поездку. Делегация изучала возможности развития экологичного туризма на северо-восточном побережье страны.
После того, как фото появилось в сети, звездного архитектора обвинили в лицемерии, сокрушаясь, что «деньги [для Ингельса стали] важнее морали». «Полагаю, что туристические проекты Бьярке Ингельса, [которые тот разработает] для Жаира Болсонару, будут рассчитаны не на всех посетителей», – намекнул на представителей ЛГБТ-сообщества архитектурный критик, директор лондонского Architecture Foundation Эллис Вудман. К посту в Твиттере он прикрепил ссылку на статью в The Guardian, посвященную сложным взаимоотношениям Болсонару с этой социальной группой.

В комментариях к статье на сайте Dezeen, в которой освещалась встреча датского архитектора и бразильского президента, один из читателей заметил, что «если бы Бьярке Ингельс был геем, эта встреча бы не состоялась». Он же написал, что поддерживает основателя BIG в его попытках «делать в Бразилии добрые дела», но считает плохой затеей сотрудничать с тем, кто «ведет охоту на ведьм». «Разве честный архитектор захотел бы работать с человеком, который уничтожил треть Амазонии?» – возмущается другой комментатор.

Своими размышлениями поделился американский архитектурный критик, писатель, обладатель Пулитцеровской премии Пол Голдбергер. «Откажется ли кто-нибудь из [действующих] заказчиков [работать] с BIG или, может, кто-либо из потенциальных клиентов сделает выбор не в пользу Бьярке Ингельса, раз уж тот так беззаботно флиртует с бизнесом Болсонару? Если нет, то не только Бьярке лишен нравственных установок», – подытоживает Голдбергер. А урбанист из Буэнос-Айреса назвал основателя BIG «просто очередным архитектором, заигрывающим с властью», напомнив об очень старой, но неизменно острой для профессии теме.

На критику Ингельс оперативно отреагировал письмом (полный текст можно посмотреть здесь), в котором объяснил, что поездка по стране была ознакомительной, а встреча с Болсонару не входила в первоначальные планы и произошла почти спонтанно. Ингельс подчеркнул, что ни президент Бразилии, ни местные министры – не клиенты BIG, но он был «рад поделиться идеями и идеалами с представителями власти, готовыми их выслушать».

Ингельс призвал критиков не делить мир на черное и белое, а страны и компании – на «рукопожатные» и те, от которых стоит держаться подальше. По его мнению, это «чрезмерно упрощенный» подход. «[Чтобы] менять мир к лучшему, требуется активное взаимодействие, а не поверхностный “кликбейт” или невежество», – поясняет глава BIG. А самое лучшее, что высококлассный архитектор может сделать – в буквальном смысле выйти из зоны комфорта, отправиться в «места, далекие от [собственных] идеалов» и заняться там преобразованием среды. «Возможно, мы так и не достигнем цели, но <…> у нас точно ничего не получится, если мы даже не попробуем», – резюмирует датчанин.

На этических вопросах неприятности «звезды» не закончились. В конце января стало известно, что Бьярке Ингельс потерял должность главного архитектора у международного оператора коворкингов WeWork. Напомним, что за два неполных года работы Ингельс успел построить для We Work начальную школу WeGrow в Нью-Йорке. По официальной версии, причиной увольнения стала реструктуризация компании и смена руководства. Не так давно из-за «сомнительной стратегии управления» с поста гендиректора сняли со-основателя WeWork Адама Неймана, уволили 2400 рядовых сотрудников. Вдобавок к этому компания чудом избежала банкротства. Возможно, теперь там стараются особенно тщательно избегать скандалов, а Бьярке Ингельс, путешествуя по Бразилии, как раз оказался в эпицентре одного из них.
 

Третья неудача Бьярке Ингельса связана с проектом для нью-йоркского Всемирного торгового центра, где так пока и не завершилась реконструкция после теракта 11 сентября 2001 года. Последнюю башню ВТЦ – для которой предусмотрен расположенный по диагонали от мемориала 9/11 участок под номером 2 – должны были построить по проекту датского архитектора, представленному в 2015. Но, как сообщает газета New York Post, дело снова перепоручили Норману Фостеру – именно он занимался этим участком до того, как работу отдали Бьярке Ингельсу.

Свое видение высотки в составе ВТЦ британский мэтр представил в 2006 – у него получился небоскреб в 88 этажей, состоящий из четырех призматических объемов со скошенным верхом. Архитектурные критики находили в постройке сходство с бриллиантом. Однако офисному зданию долгое время не могли найти арендатора, из-за чего его реализация оказалась под угрозой. В 2015 поиски увенчались успехом: занять дом 200 по Гринвич-стрит вызвались «родственные» компании 21st Century Fox и News Corp. Однако медиа-корпорациям проект Фостера показался несовременным, поэтому на замену «вызвали» молодого Ингельса. Бюро BIG предложило более оригинальный вариант – 80-этажную башню, состоящую из семи стеклянных блоков-ступеней. Однако 21st Century Fox и News Corp. передумали переезжать в строение №2, и девелопер Silverstein Properties дал обратный ход.
ВТЦ Башня 2 – проект BIG
ВТЦ Башня 2 – проект BIG
© DBOX

Как будет выглядеть второй «извод» в исполнении Нормана Фостера, пока неясно. Глава Silverstein Properties Ларри Сильверстайн пояснил только, что с проектом 14-летней давности придется «хорошенько поработать, чтобы он соответствовал современным потребностям и вкусу». Можно надеяться, что на этот раз с реализацией затягивать не станут: якорного арендатора по-прежнему нет, но Ларри Сильверстайн намекнул журналистам, что строительство может начаться и без него.



*Так, в интервью 2011 года Болсонару, тогда еще не президент Бразилии, заявил, что предпочел бы, чтобы его сын погиб в автокатастрофе, нежели стал геем. В 2014 в адрес одной из политических противниц заявил, что не стал бы ее насиловать, поскольку она того «не заслуживает», а позже добавил, что женщина попросту «уродлива». В 2011 на вопрос журналиста, как он поступит, если один из его сыновей влюбится в чернокожую женщину, Болсонару ответил, что этого не случится, поскольку его дети «хорошо воспитаны». Вдобавок ко всему вышеперечисленному нынешний президент Бразилии открыто поддерживает пытки и смертную казнь, с любовью говорит о военной диктатуре, господствовавшей в стране в 1964–1985 (и сожалеет только о том, что военные «мало убивали» своих политических оппонентов), выступает против абортов и чрезвычайно скептично (и даже цинично) относится к экологическим проблемам. Во время одного из выступлений он назвал чрезмерной глобальную озабоченность состоянием окружающей среды, пояснив, что проблема имеет значение лишь для «веганов, которые едят растения».