01.08.2006

Экология и теплоизоляция. 1-е письмо о современной архитектуре Берлина

  • Архитектура
  • Объект
“Экодом” на набережной Ландверканала (Okohaus, Landwehrkanal) Фрай Отто и Герман Кендел  (Frei Otto/ Hermann Kendel) “Экодом” на набережной Ландверканала (Okohaus, Landwehrkanal) Фрай Отто и Герман Кендел (Frei Otto/ Hermann Kendel)

информация:

Экология и теплоизоляция; остеклённые балконы (“Экодом” на Ландверканале), “паруса” и солнцерезы (купол Рейхстага), вентиляция (Главноуправление “GSW” на Кохштрассе), экономия воды

Предисловие

С весны 2002-го четыре года тянулась вялотекущая переписка Дмитрия (Мити) Сухина, сперва студента берлинского Политехнического института, а затем и архитектора в Берлине же, с Борисом Кокотовым, советским инженером на пенсии. Темы: современная берлинская архитектура, текущие газетные новости, инженерная составляющая архитектурного проектирования и тому подобное...
Некоторые из 28 писем даже вызвали дополнительные вопросы.
Ходят слухи, что темы, нами затронутые, и ещё кому интересны быть могут.
Поверим?

 

1-е письмо

03-05-2002

Здравствуй, Митя.
Заранее спасибо за всё, что из своих знаний ты выделишь мне.
Итак, уточняю, что меня интересует и в чём я надеюсь на твою помощь.
Я по профессии энергетик (теплотехник), здесь, в Германии, работал в области отопления — и много узнал совсем мне до того неизвестного (а в Советском Союзе был весьма квалифицированным инженером.)
Теперь моё основное занятие — Берлин. Приезжают родственники, знакомые, друзья, бывшие коллеги и я им показываю Берлин, стал фактически экскурсоводом. В связи с этим (и из-за собственной любознательности) я с особым пристрастием рассматриваю город. И в этом современном городе я вижу, что на архитектуру — в числе прочего — накладывают отпечаток экологически корректные решения.
Я знаю об энергосберегающих технологиях в отоплении.
Я вижу солнечные установки, я знаю о сборе дождевой воды, я читал об инженерных решениях в Рейхстаге.
Я вижу здание "Свежий ветер" на Кохштр.
И кажется мне, что надо бы немножко просветиться в области взаимоотношений архитектуры и экологии — с тем, чтобы глядя на зимний сад или стеклянную стену по всему фасаду я мог бы понимать, что это не только эстетика, а и функция.
Вот я и подумал: вот познакомлюсь, наконец-то, с Митей, буду постепенно его расспрашивать о том — о сём. Тем более, что мне хвалили твою экскурсию по городу…
Итак, как мне кажется, я обозначил область моего интереса.
Жду ответа.
Спасибо.

Б.Л.Кокотов.


20-05-2002

Здравстуйте, Борис.
Итак, что мы имеем в сфере воздействия теплотехники/ теплоизоляции и прочего на архитектуру?
Оно во многом вызвано законами.

Имеются многочисленные "Wärmeschutzverordnungen", обязывающие строителя соблюдать определённые границы теплопропускаемости стен, окон и прочего. Появились они, эти законы, где-то во времена нефтяного кризиса 1970х годов и с тех пор регулярно ужесточаются.
Это с одной стороны.

С другой стороны следует признать, что такая "гонка за экологией" в 1980х годах стала модой и некогда инженерно-необходимые решения — декорацией.
Пример этого — так называемые "Wintergarten". Идея "винтергартенов" (отчётливо видных в "Экодоме"(Ökohaus) Фрая Отто и Германа Кенделя на набережной Ландверканала (Landwehrkanal, Frei Otto/ Hermann Kendel), и должно сказать, что в этом доме они как раз к месту) состояла в том, что они — не более как остеклённый балкон, промежуточная неотапливаемая зона, и не квартира, и не улица, где можно аккумулировать солнечное тепло зимой или, наоборот, удерживать его избыток вне квартиры — летом…
Жильцы же в большинстве своём воспринимают их как добавочную (и дармовую, так как балкон, что застеклённый, что нет, зачитывается в кварплату только наполовину) жилплощадь, возмущаются отсутствием батарей, сами ставят туда электрические печки, держат двери во внутрилежащие помещения открытыми — а теплоизоляции-то так и нет, в результате они зарабатывают плесень как минимум, так как "заизолированная" непрерывность фасада нарушается.
Можно сказать, что тот, кто строит сейчас дом с "винтергартенами"— провоцирует их неправильное использование, с той лишь целью, чтобы украсить себя лаврами архитектора-эколога.

Другой пример подобного украшательства, лишь имитирующего экополезность —"паруса" и карнизы-солнцерезы, устанавливаемые сейчас на многих зданиях (к примеру, на Курфюрстендаме у станции Халензее, архитектор Ян, Helmut Jahn, Kurfürstendamm/ Halensee)— от чего они должны защитить, и кого?— технический этаж с его моторами лифтов?

Иными словами, сегодняшнюю ситуацию можно описать так:
• есть достаточно архитекторов, нахватавшихся верхов в энергосбережении и лепящих элементы оного как своеобразное "алиби" на законченный проект.
• имеется не меньшее количество специалистов по этому самому энергосбережению, способных создать оптимальный в энергетическом смысле дом — который, однако, не будет архитектурой в высоком смысле слова.
• имеется, наконец, некоторое количество архитекторов, способных скомбинировать в своём проекте потребности всех затронутых сфер — инженерной, художественной и т.д. — так, чтобы создать нечто цельное.
И ещё есть считанные единицы тех, которым удаётся ко всему прочему ещё и найти заказчика, который будет пользоваться зданием так, как это было задумано.
Именно поэтому Главноуправление "GSW" на Кохштрассе архитекторов Зауербруха и Хаттон (Kochstraße 22, Sauerbruch/ Hutton) и является столь выдающимся образцом. Это тот самый 4й случай.

А в том же Рейхстаге вся солнечная часть (т.е. купол и зеркальная шпора под ним) как раз из разряда декораций. Вы заметили, что купол конструктивно и в плане с собственно зданием никак не связан, а как бы стоит на ножках на крыше?
Это только естественно, ведь в первоначальном проекте его и не было. Депутаты пририсовали.

Ещё один пример — со сбором воды. Это хорошо можно рассмотреть на примере квартала, примыкающего к парку имени Мендельсона-Бартольди (Mendelsohn-Bartholdy-Park). На самой кромке там, конечно, стоит панельное студенческое общежитие, нам неинтересное, но если его обойти, то взгляду открывается большой внутренний двор с заросшим тростником прудом. Этот пруд — и эти тростники — были задуманы как фильтр.
Идея была в том, чтобы сэкономить чистую питьевую воду, которая сейчас из водопроводной трубы прямым ходом идёт в канализацию. Если собрать воду из раковин на кухнях и направить в пруд, где растёт вполне определённый сорт тростника, а ещё туда же направить дождевую воду с крыш (сейчас она обычно просачивается в почву на участке, а тогда, в 1980е, стандартом было её собрать — и туда же, в канализацию), то можно достичь естественной фильтровки. А затем воду можно было бы пустить по второму кругу, скажем в смывные бачки. Лишь затем вода поступала бы в канализацию. Но!
Это сработало бы, если бы жильцы пользовались только "экологическими" стиральными порошками и прочим. То есть так называемыми "restlos abbaubar" продуктами. А они обычно дороже.

Система отказала почти сразу же.
Пруд сейчас — только декорация. Да и то не лучшая.
А что говорить о Даймлеровском озере на Потсдамер плац!
Так что и в этом датском королевстве не всё так благополучно.

Мит фройндлихем Грусс — Д.Б.Сухин

Курфюрстендам у станции Халензее (Kurfurstendamm / Halensee). Архитектор: Helmut JahnКурфюрстендам у станции Халензее (Kurfurstendamm / Halensee). Архитектор: Helmut Jahn
Главноуправление “GSW” на Кохштрассе (Kochstrabe 22). Архитекторы: Зауербрух и Хаттон (Sauerbruch / Hutton)Главноуправление “GSW” на Кохштрассе (Kochstrabe 22). Архитекторы: Зауербрух и Хаттон (Sauerbruch / Hutton)
Купол РейхстагаКупол Рейхстага
Купол Рейхстага. ИнтерьерКупол Рейхстага. Интерьер
Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки:

 

статьи на эту тему: