пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Казарян А.Ю.
Реконструкция Эчмиадзинского собора 620 г. По анализу исторических сведений и новейшему натурному изучению
Реконструкция Эчмиадзинского собора 620 г.
 По анализу исторических сведений и новейшему натурному изучению [1]

Архитектура Эчмиадзина – кафедрального собора Армянской Церкви, - находились в центре внимания археологов и искусствоведов, но внимательному натурному изучению подвергались лишь однажды – в 50-е гг. прошлого века, что было инициировано крупным ремонтом храма. Тогда был достигнут прогресс в выяснении форм постройки в IV – V вв. [2]



Согласно историографу Себеосу (VII в.), католикос Комитас Ахцеци (613-628), вслед за строительством храма Рипсиме в Вагаршапате (618) «снес и деревянное перекрытие святой Католике (т.е. Эчмиадзинского собора – А.К.), отремонтировал ветхие стены, построил каменное перекрытие» [3] Исследователи памятника редко воспринимали это сообщение буквально и не придавали самому событию особого значения.

Ованнес Драсханакертци (начало X в.), указывая лишь на перестройку Комитасом купола, отметил его строительство «красивыми (или замечательными) и прекрасного вида отесанными камнями» [4]. Видимо, купол заметно отличался своим роскошным обликом от остальных реконструированных частей храма. 

Анализ других источников [5] и изучение сводов и верхней зоны стен собора подтверждает верность свидетельства Себеоса. Археологически, то есть учитывая разницу строительной техники на фасадах, содержащих кладку от V до XVII вв., а также на основе стилистического анализа архитектурных деталей (верхние окна под щипцами фасадов, их бровки, карниз восточного щипца северного фасада) выявляется значительная зона, которую можно отнести к реконструкции собора, произведенной около 620 г. На основном объеме этого большого крестово-купольного сооружения с четырьмя крестообразными столбами и квадрифолием внешних стен к зоне VII в. относятся все каменные своды, как коробовые над рукавами вписанного креста, так и крестовые над угловыми компариментами, а также связанные с ними участки стен, расположенные выше опоясывающего здание горизонтального карниза. Эта зона содержит следы дальнейших ремонтов (XVII и др. вв.). 

 Многие нынешние формы Эчмиадзинского собора, в том числе его подкупольный переход и купольную главу ученые единогласно относят к восстановлению постройки при епископе Мовсесе в 1627 г (католикос в 1629-1632 гг.) и католикосе Филиппосе (1632-1655), о деятельности которых повествует историограф того же столетия Аракел Даврижеци [6]. Более внимательное обращение к этому сообщению, к мнениям О.Шаххатунянца и Т.Тораманяна приводит к заключению о лишь фрагментарном разрушении главы собора к началу XVII в. и о ее ремонте, вероятно, уже после середины того же столетия. Сам ремонт заключался в восстановлении полусферы купола (разрушена была ее верхушка), существенном восстановлении внешней облицовки барабана, его повышении и венчании остроконечным пирамидальным шатром.

При натурном исследовании, произведенном в августе 2005 г., в том числе с кровель собора [7], подтвердилась версия сохранности внутренних форм барабана и купола VII в. Судя по строительной технике (наличие фасок) и художественно-стилистическому анализу внешних форм барабана выявлено, что большая часть его внешней кладки, а именно вся нижняя зона до уровня в 2/3 высоты нынешнего, является произведением начала VII в. Логика архитектурного построения декора барабана и сопоставление его с ближайшими аналогами привело к реконструкции оригинальных форм карниза и шатра. 



В интерьере круглый в основе барабан, поставленный на кольцевой карниз, завершающий подкупольный переход, прорезан 12 высокими и широкими окнами. По их завершении начинается купол. Снаружи 12-гранный барабан словно вырастает из основного тела собора. Кольцевой профилированный карниз, устроенный на уровне чуть выше коньков крыш рукавов креста и значительно выше внутреннего карниза, подчеркивает начало окон и служит основой оригинального аркатурного ордера.



Ребра барабана подчеркнуты высокими витыми колоннами, а грани между ними оформлены арочными нишами, в которых и устроены окна. Богато орнаментированные арки завершены ниже капителей колонн, а между капителями, под тимпанами больших арок рельефно выступают погрудные образы в круглых медальонах (высечены на цельных квадратных плитах, диаметр медальона 70 см). Неровная линия, проходящая поверху капителей колонн и блоков с медальонами, является границей зон, между которыми пролегло целое тысячелетие. Согласно реконструкции, первоначально каждая грань завершалась щипцом, а в целом барабан был увенчан зигзагообразным карнизом, нижние концы которого опирались на колонны ордера. Этот карниз являлся основой зонтичного шатра, покрывавшего купол.



(с) автора
2005. А.Ю. Казарян
кандидат искусствознания, старший научный сотрудник Государственного института искусствознания

дата
публикации:
16.02.2010
Своим обликом барабан явно контрастировал со строгими формами основного объема собора, относящимися к V в. Особую торжественность главе придавали архитектурные детали – арки ниш и медальоны, - акцентированные резным орнаментом и рядом рельефных образов, кольцом охватывающих тело барабана. Приподнятая позиция рельефов, их присутствие над арками и сень над каждым из них в виде щипца, опирающегося на витые колонны, подчеркивали роль скульптурных образов в общем замысле барабана.
 Числом 12, эти образы, судя по их характерным чертам, представляют собой апостолов. Относительно верно, а именно в качестве «Христа и апостолов», они интерпретированы только в недавнем в альбоме о Вагаршапате [8], в иных изданиях они названы просто «святыми» [9].



Наконец, подкупольный переход, судя по округлой основе барабана, имел парусную форму, в которую, согласно традиции первой трети VII в. (Рипсиме в Вагаршапате и др.) могла быть включена система конических тромпов. Возможно, эти формы сохранились поныне и сокрыты от нас толстым слоем штукатурки с имитацией пересекающихся нервюрных стрельчатых арок, распространенных в позднесредневековом иранском мире. Нервюры, скорее всего, проходят по границам больших и малых тромпов.

Реконструкция форм VII в. этого знаменитого собора Армянской Церкви позволяет по-новому оценивать процессы развития средневекового зодчества Армении и соседних стран. В частности, вероятно, развивая идеи, заложенные в Эчмиадзине, распространение в регионе получили высокие барабаны, вариации аркатурного ордера, зонтичные шатры, столь характерные для зодчества этого региона восточнохристианскоо мира. Становится несомненным, что именно к Эчмиадзину восходит армянская традиция представления апостолов на барабане, в сочетании с аркатурой. Велика и роль самих рельефов в перспективе изучения армянской пластики VII в., поскольку они являются наиболее ранними и в лучшей мере сохранившимися образцами эпохи.




1 Работа является кратким обобщением результатов исследования, подробно изложенного в статье, сданной в редакцию сборника «Архитектурное наследство» в начале октября 2005 г. (предполагается издание в выпуске 47 за 2006 г.), и других подготовленных работах.

2 Результаты изучения см. в: Саинян А.А. Архитектурный образ Эчмиадзинского кафедрального собора // Эчмиадзин. 1961. № 1. С. 43-63 (на арм. яз.); Он же. Первоначальный вид Эчмиадзинского собора // Историко-филологический журнал. 1966. № 3. С. 71-94 (на арм. яз.); Он же. Новые данные об архитектуре Эчмиадзинского собора // XXV Международный конгресс востоковедов. Отд. оттиск доклада. М., 1960; Sahinian A. Recherches scientifiques sous les voutes de la cathedrale d'Etchmiadzin // Revue des etudes armeniennes. T. 3. 1966. P. 67 ff.; Khatchatrian A. L’Architecture armenienne du IVe au VIe siecle. Paris, 1971. P. 67-93.

3 Перевод мой по изданию: История епископа Себеоса / Сличение рукописей, предисл. и коммент. Ст. Малхасеанца. Ереван, 1939. Гл. 35. С. 89 (на арм. яз.).

4 Ховханнес католикос Драсханакерци, Хайоц патмутйун / Перевод на ашхарабар и примечания Г.Б.Тосуняна. Ереван, 1996. С. 78-79.

5 Лазара Парпеци (конец V в.), косвенно указывающий на существование деревянных перекрытий на современном ему храме (Лараз Парпеци. История Армении / Пер. и коммент. Б.Улубабяна. Ереван, 1982. С. 407 (на арм. яз.)).

6 Аракел Даврижеци. Книга историй / Перевод с арм., предисловие и комментарии Л.А.Ханларян. М., 1973. Гл. 24 (304-306). С. 246-247. Мнения исследователей см. в: Арутюнян В.М. Эчмиадзин. Ереван, 1985. С. 8; Арутюнян В.М. История армянской архитектуры. Ереван, 1992. С. 134; Халпахчьян О.Х. Архитектурные памятники Армении. М., 1980. С. 104; Асратян М.М. Армянская архитектура раннего христианства. М., 2000. С. 19; Асратян М.М. Эчмиацни Майр тачар // Кристонеа Хайастан (Христианская Армения). Энциклопедия. Ереван, С. 368; Маилов С.А. К проблеме формы в раннесредневековом зодчестве Армении // Проблемы формообразования в архитектуре народов СССР. М., 1982. С. 16; и др.

7 Меня сопровождали архитекторы-реставраторы проектного отдела католикосата Армянской Церкви С.Мелик-Карамян и Г.Налбандян.

8 Zarian Armen, Zarian Ara, Ter Minassian Anahide. Vagharshapat (Documenti di architettura Armena). Milano, 1998. Ill. 28-31.

9 См., например: Халпахчьян О.Х. Архитектурные памятники… Указ. соч. С. 104.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter