пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Хрусталев М.Ю.
Приходские храмы: страницы истории
в книге:
Чагода. Историко-краеведческий альманах , 1999
Первые документальные сведения о существовании храмов в юго-западной, западной части Устюжнского уезда (ныне Чагодощенский район) Новгородской епархии относятся к XVI веку и содержатся в писцовых книгах Бежецкой пятины Белозерской (первой) половины. Часть их, относящаяся ко второй половине XVI века, была опубликована К. А. Неволиным в 1853 году в "Записках Императорского Русского Географического общества" под заголовком "О пятинах и погостах Новгородских в 16 веке".

В XV -ХVII вв. В административно-территориальном отношении Новгородская земля делилась на пятины. Они состояли из погостов* (Погост - административно-территориальная единица и ее центр; позднее - кладбище с церковью и домами церковного причта или одно кладбище, обнесенное оградой.), по которым определялось географическое местоположение селений, производился подсчет населения и податного имущества. Кроме того, погосты являлись и духовными центрами округи, поскольку в них находились приходские xpaмы, нередко с приписными часовнями. В целом это был сильный духовный конгломерат, пронизанный топкими связями и функционировавший как единый организм.

Среди известных погостов края - Смердомльский Богородицкий, Избоищский Воскресенский, Мегринский Ильинский, Покровско-Никольский Черенский. Возникновение их связано с местами древнего проживания и скопления населения. Не исключено, что некоторые погосты возникли ранее XVI века. Но, к сожалению, ни прямых, ни косвенных свидетельств существования в этих погостах деревянных храмов древнее XVI века до наших дней не дошло.

Приходские храмы - общественные центры приходов - в пределах своих локальных зон всегда ставились на обозреваемых отовсюду местах. Органично выраставшие из ландшафта архитектурные акценты являлись главными объектами притяжения приходов, символами своеобразной "духовной оседлости". Деревянные церкви погибали в огне пожаров, ветшали, но вновь отстраивались, как правило, на тех же опорных точках рельефа. Система силуэтообразующих акцентов развивалась последовательно, вплоть до конца XIX века.

До первой четверти XVIII века среди приходских храмов Устюжнского уезда не было каменных зданий. Храмы, монастыри, хозяйственные постройки - все рубилось из дерева. Клеть являлась крупным модулем застройки, венец - малым. Единство материала и конструкций подчеркивало однородность архитектурной среды. Каменные храмы ставились на старых местах, что сохраняло преемственность исторически сложившейся панорамы. Их колокольни, отличавшиеся высотностью, многоярусные, со шпилями, вносили в панораму дополнительные силуэтные штрихи, а к церквам в д. Мегрино, Смердомля, Белые Кресты, колокольне в Жерновицах, часовне в д. Олисово применим термин "уникальные".

Описание приходских храмов составлено на основании архивных письменных, печатных, иконографических источников и дополнено воспоминаниями старожилов, использованы обмеры автора.

СМЕРДОМЛЬСКИЙ БОГОРОДИЦКИЙ ПОГОСТ

Один из наиболее древних. Писцовая книга Бежецкой пятины, первой половины "письма князя Василия Андреевича Звенигородцкаго и подьячего Игнатья Сергеева 7090-7091 (1581 - 1583) года" упоминает в числе прочих "в Богородитцком погосте в Смердомле, во Владычинской волости, на реке на Смердомле"1 церковь Рождества Богородицы. Владычинская волость издревле принадлежала Новгородской архиепископии, а впоследствии митрополии. В той же волости находился и ближний Озеревский Егорьевский погост.

Первоначальная деревянная церковь во имя Рождества Богородицы не сохранилась. Бичом деревянных построек были пожары и сырость. По всей видимости, она представляла собою простой клетской храм с двухскатной кровлей. Нам неизвестно о церковных шатровых постройках, шатры оставались венчающими лишь верхи колоколен.

Начало строительства каменного храма, но уже в честь Богоявления, относится к 1700 году, а окончание его - к 1701 году. Храмоздателем выступал местный помещик Савва Иванович Палицын, потомок новгородского дворянина Ивана Богдановича Палицына, "за многую службу и за Московское осадное сидение" пожалованного царем Михаилом Федоровичем Романовым вотчиною Смердомльскою, грамотою на нее и гербом"2.

По формулярным ведомостям 1842 года храм являлся каменным. Главный престол его был посвящен Богоявлению, а престолы приделов - Рождеству Богородицы (в память древнего храма), Иоанну Предтече. Все они были холодными. Службы от Покрова до Пасхи совершались в четвертом, теплом приделе святителя Николая. Над сооружением Богоявленского храма деятельно трудились местные прихожане3.

Архитектурная композиция храма Богоявления типа "восьмерик на четверике", традиционная для церквей рубежа XVII-ХVIII веков, имеет свои неповторимые особенности. Из храмовых построек Устюжнского уезда того времени это первый храм подобного рода. К аналогам Богоявленской церкви мы относим Николо-Преображенскую церковь в г. Устюжне (конец XVII в. - 1731 год), ряд храмов г. Вологды начала - середины 40-х гг. XVIII в. Но архитектурное решение здания, его декор ставят Смердомльский храм на, особую ступень среди прочих сооружений подобного рода. Дело в том, что церковь Богоявления построена исключительно из булыжника и белой известняковой плиты, без употребления кирпича, производство которого в крае началось лишь во второй половине XVIII века. Это вызывает ассоциации со средневековыми храмами Новгородско-Псковской округи XV-XVI веков. Даже восьмилотковый свод собственно храма и цилиндрические своды приделов (до разборки их в 1851 году), средний световой барабан и четыре глухих боковых были сложены из того же материала.

Окна в храме были устроены настолько маленькими, что совершенно не соответствовали довольно обширному снаружи и высокому объему здания. Оставленное "на память" после ремонта 1851 года окно в алтаре главного придела (до разрушения алтарей в наше время) имело размеры 35х53 см.

Несмотря на особую систему кладки, Богоявленская церковь была со вкусом декорирована. По периметру четверика, под карнизом сложного профиля располагался поребрик4 из тесаного известняка, окаймленный продольными контурами валиков. Аналогичный поребрик, но уже двойной, украшал подкарнизные пространства восьмерика, над которыми располагался карниз сложного профиля с выраженным повалом.

Окопные проемы четверика на северном и южном фасадах (по одному на каждом) обрамлены эффектными наличниками из тесаного известняка. Боковые части их выполнены в виде парных "дынек" числом семь, расположенных одна над другой и разделенных прямоугольными базами из плитняка. Каждая боковая часть заканчивается снизу висячей каменной гирькой, а верхи окон совпадают с поребриками четверика.

Кровля церкви Богоявления была восьмискатной, а средний барабан восьмигранным, со световыми окнами через грани. Боковые, несветовые, барабаны располагались по сторонам света и были аналогичны среднему. В целом завершение храма было близко венчающим частям церквей города Устюжны и уезда того времени и представляло собой местную интерпретацию элементов архитектуры русского барокко.

На внутренней поверхности свода, посредине каждого его лотка, были замурованы голосники5, расположенные на одной линии. Последнее их употребление встречается только в соборе Рождества Богородицы в Устюжне, постройки 1685-1690 годов. Применение их в Богоявленской церкви призвано было компенсировать акустические недостатки пространства храма.

Храм имел три придела, расположенных со всех его сторон (кроме восточной), причем довольно неудобно (рис 1).

Рис.1.
Церковь Богоявления. План.1994. М.1:200.

Приделы отделялись друг от друга толстыми стенами. Позднее в южной и северных стенах церкви были устроены низкие проемы для сообщения с приделами. Западную часть храма, во всю его длину, занимал узкий придел святителя Николая. Лишь ограниченным количеством молящихся можно объяснить то обстоятельство, что храм с таким расположением приделов просуществовал до XIX века, не вызывая суждений о тесноте. Это объясняется тем, что сельские приходские каменные храмы в начале XVIII века были крайне редки, а Смердомльский храм отличался своей незаурядностью, поэтому святыню берегли. Но, к сожалению, он неоднократно горел. Один из таких пожаров случился в 1827 году, когда все его интерьеры выгорели вместе с книгами и архивом. Вынесенные из огня три иконы сохранялись позднее в особых киотах6.

Изначально Богоявленская церковь не имела своей колокольни, колокола были подвешены на отдельно стоявшей деревянной простейшей звоннице. Только в 1851 году выстроили кирпичную колокольню в виде последовательно уменьшающихся четвериков, со звоном в верхнем, и полукупольным покрытием, с высокой главой и шпилем. В то же время и церковь подверглась капитальной перестройке, коснувшейся ее конструкций и приделов. Своды их разобрали и заменили накатными потолками. Причина состояла в том, что от тяжести прежних булыжных сводов капитальные стены приделов стали отходить наружу. Окна увеличили в числе и размерах до симметрии с общими размерами храма. Снаружи церковь оштука турили, а внутри расписали фресками. От них остались лишь изображения четырех евангелистов на импостах восьмерика и уже смытое почти изображение Страшного суда на западной стене. Судя по технике исполнения, работал незаурядный иконописец.

Смердомльский приход был смежен с Озеревским, и население Смердомли славилось расколом спасова согласия, в особенности жители деревень Стулово и Пучнино. К 60-м годам XIX века после миссионерских трудов настоятеля Богоявленской церкви протоиерея Стефана Антонского, из-за введения строгой уставной службы, старообрядческий раскол прекратился.

К церкви Богоявления были приписаны часовни в окрестных селениях: деревнях Новая, Пучнино, Стулово, Онисимово. Приход составляли: село Смердомля, сельца Низовье, Бритино, Олешница, Новиково, Горка, деревни Новиково, Яхново, Стулово, Пахново, Пучнино, Новинка, Загорье, Бутырька, Новая, Игнашино, Ушаково, Оксюхово, Онисимово7.

Из служившего в храме духовенства документы донесли до нас имена иерея Никиты Артемьева, диакона Леонтия Люботинского, псаломщика Григория Анисимова, бывших на приходе в 1842 году8. Последним настоятелем храма являлся протоиерей Михаил Петрович Ставровский, упоминаемый в 1914 году9. В церковно-административном отношении приход подчинялся благочинному 4-го округа, настоятелю Петропавловской церкви в селе Сомино.

Ныне руины храма Богоявления почти совсем скрыты разросшимися деревьями погоста. Проведенное в августе 1994 года натурное обследование показало, что от былого великолепия осталась лишь средняя часть, готовый в любой момент обрушиться остов здания. В юго-западном и северо-западном углах стены рухнули до пят сводов. От приделов, колокольни, алтарной части на поверхности земли остались лишь бесформенные и задернованные завалы камня. В зените свода, на месте уничтоженного барабана, - год от года увеличивающееся отверстие. Видно, недалеко то время, когда и этот храм будет представлять собою лишь живописные руины.

ИЗБОИЩСКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ ПОГОСТ

Упоминается в писцовой книге Бежецкой первой половины пятины, 1581 - 1583 годов: "На погосте в Избоищах церковь Воскресенье Христово, деревяная, а ныне завалилася..."10. Последние слова свидетельствуют о том, что церковь существовала издавна, возможно с XV века. В силу неизвестных причин она обветшала, и церковная служба в ней была прекращена. До построения каменного храма на этом месте сменили друг друга три деревянные церкви.

Формулярные списки 1842 года отмечают, что "церковь Обновления храма Воскресения Христова холодная, с теплыми приделами Введения Богородицы и Святых бессребренников Космы и Дамиана построена в 1822 году, каменная с колокольнею, "тщанием прихожан". К храму были приписаны часовни в деревнях: Колобово, Мишино, Кобожа и на хуторе Пошилье (куда ежегодно проводился крестный ход). Местночтимой святыней храма была Тихвинская икона Богоматери. В XIX веке в Воскресенской церкви служили священник Матфей Стефанович Вишневский, псаломщик Василий Семенович Зорков, пономарь Михаил Иванович Силуанов11. В 1901 году священник Избоищской церкви Иоанн Цветков был перемещен по его просьбе к Северской церкви Старорусского уезда. В 1907 году упоминается священник Николай Иванович Соболев. Настоятелем храма в 1914 году был Павел Димитриевич Новоденский. В 1915 году к Избоищской церкви был перемещен настоятелем священник Александр Алексеевич Скородумов, бывший до того настоятелем Лукинской церкви.

Воскресенская церковь простояла без изменений до XX века. Это было интересное по своей архитектуре здание, выстроенное в позднеклассических традициях. Наиболее близкими к ней аналогами являются храмы св. Апостолов Петра и Павла в с. Сомино (1839-1844 годы) и Знамения Богородицы в г. Тихвине (середина XIX века), а также не существующая ныне Лукинская Преображенская церковь (1815 года), послужившая образцом для сооружения Избоищской церкви. Воскресенская церковь относилась к типу однокупольных центрических храмов с большим световым барабаном-ротондой в завершении.

В плане это было прямоугольное здание со слабым трехчастным членением алтарной апсиды. С северной и южной сторон фасад храма был отмечен своеобразным "портиком", с четырьмя лопатками по плоскости стены, делящими ее на три прясла. Верх стен оформлялся двумя карнизами несложного профиля под- и надполуциркульными оконными проемами. Мощный круглый световой барабан прорезали равномерно расположенные окна. Валик над ними и карниз дополняли его декор. Барабан увенчивался полусферическим покрытием с полицей в нижней части. На нем располагалось завершение, состоявшее из барабана, полусферы, яблока и креста.

Теплые приделы, расположенные в трапезной части храма, внешне ничем не выделялись. Необычайно живописной была колокольня, построенная в связке с западной стеной храма. Ее фасады были декорированы ложными окнами, ширинками, имели карнизы. Ярус звона (третий) был прорезан высокими арками-пролетами, в которых находились колокола. Угловые части здания выделялись мощными лопатками. На полукупольной кровле основывался четырехгранный барабан со шпилем, яблоком и крестом. Вход представлял собой крыльцо, крытое на два ската и с высокой лестницей.

Избоищская церковь Обновления храма Воскресения была одной из немногих, где служил священник. В начале 30-х годов XX века им был иерей Иоанн Соболев. Именно для него председатель общины М. Корюхина испрашивала разрешение в административном отделе Верхне-Чагодощенского рИКа на Богоявленское водосвятие на р. Кобоже и "хождение по домам с крестом в дд. Мишино и Хутора на 20 и 21 января 1933 года"12. К октябрю того же года положение дел изменилось. Решением Президиума с активом Избоищского сельсовета в количестве 33 человек церковь и приписанные к ней часовни как "строения, находящиеся без хозяина", были закрыты. Здание церкви использовано под клуб, а часовни - под кладовые для хранения зерна13.

Бесполезно сейчас искать взглядом в Избоищах кресты храма. Его до основания уничтожили в 1935-1938 годах, и ныне на святом месте безликое современное здание бывшей конторы, где разместилась школа.

МЕГРИНСКИЙ ИЛЬИНСКИЙ ПОГОСТ (Д. МЕГРИНО)

Место это было обжито уже с III тысячелетия до н. э. В округе с VIII-IX вв. Располагались древние пахотные земли. Некоторые исследователи производят название Мегринского погоста от слова "мыгра", то есть небольшая возвышенность или деревня возле горы14. Остатки этой "горы" видны и поныне.

Строительство первого храма в Мегрине произошло не ранее начала XVI века. К моменту переписи 1582 года это был уже: "Погост Ильинской в Мегрине, а на погосте церковь Илья Пророк древяная клетцкие, а в церкве образы и свечи и книги и ризы и все церковное строенье приходное". Писцовая книга Бежецкой пятины первой половины зафиксировала лишь факт.

Сколько простояла первая деревянная церковь Пророка Илии, неизвестно. Во всяком случае, на ее месте в 1733 году (по другим сведениям в 1775 году) срубили новую церковь, также деревянную и холодную. Рядом с ней "тщанием прихожан" в 1775 году построили вторую деревянную церковь во имя Тихвинской иконы Богоматери, также холодную, с таковым же приделом во имя святителя Николая15. Во второй половине XVII века Мегринской вотчиной владел древний дворянский род Ушаковых, потомков Ивана Герасимовича Большого Ушакова. Из этого рода Клементий Иванович - голова дворянский - был убит в Ливонии под Дерптом в 1656 году. Сын его, Иван Клементиевич, полковник и комендант г. Чернигова, умерший 20 февраля 1725 года, погребен был в Мегрине в Деревянной церкви Тихвинской Богоматери; его сын Яков - полковник киевского гарнизона Стародубского полка, умерший 25 января 1734 года, был похоронен при церкви, вне ее, на правой стороне против гробов родителей16. По всей видимости, Ушаковы явились и храмоздателями этой церкви в последующем.

Деревянный Тихвинский храм простоял до XIX века и изрядно обветшал. Вместо него по указу Высокопреосвященного Серафима, митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского, от 23 августа 1835 года разрешено было строить каменную церковь Богоматери Тихвинской с двумя теплыми приделами, но отдельно от Ильинского храма, вверх по течению реки Чагодощи. Храм заложили в 1837 году 6 июня. К 1842 году церковь была "уже ныне в стенах вся построена и с колокольнею, кроме щекотурки и полов"17 (рис.2).

Рис.2.
Церковь Богоматери Тихвинской в Мегрине. План.1994 г. М.1:200.

В теплой части храма располагались два придела: справа - во имя пророка Илии, а слева - во имя святителя Николая. В интерьере имелись украшенные поливными изразцами печи.

В круглых медальонах основного объема храма, с внешней стороны, помещались фресковые изображения: со стороны реки Чагодощи - пророка Илии и Архангела Михаила, со стороны дороги - Богоматери Тихвинской и святителя Николая. Бело-желтая расколеровка фасадов, зеленые кровли и золоченые кресты контрастировали с водой реки и окружающими храм соснами. Особенно выразительно церковь смотрелась от ключа Святого, бьющего ниже по течению реки Чагодощи, на ее левом берегу.

Сохранились имена людей, служивших в храме со времени его постройки: священник Василий Веселовский, умерший в августе 1857 года, диакон Федор Лебедев, дьячок Семей Мокеев, пономарь Василий Колумбов. Затем там священствовал Кирилл Боголюбов, умерший в марте 1858 года в возрасте 34 лет, священник Евгений Кьяндский, умерший в январе 1862 года. После него на приход назначается священник Алексей Успенский, дослуживший до начала XX века. На старом погосте после переноса Тихвинского храма на берег реки остался древний Ильинский храм. Его постоянно подновляли и реставрировали - старину берегли. В 1859 году, после капитального ремонта, храм заново освятили18. Через некоторое время, в 1885-1886 годах, была "возобновлена древняя кладбищенская церковь, без изменения плана и фасада, со снятием престола, на средства прихожан"19.

В ней в 1912 году на торжествах переложения в новую раку святых мощей преподобномученика Евфросина Синозерского совершал богослужение архимандрит Боровичского Свято-Духова монастыря Владимир с сонмом духовенства, причем заупокойную часть службы (поминовение) - по древнему Большому Синозерскому синодику, хранившемуся в Ильинском храме. В каменном Тихвинском храме богослужение возглавил настоятель Соминской церкви Николай Осницкий.

Уничтожение Ильинской церкви в советское время - большая утрата одной из интересных страниц деревянного храмового зодчества. Ныне на месте древнего погоста и храма расположены различные постройки, попрана память предков.

Когда-то приход Ильинского погоста был очень обширным. В него входили как ныне существующие, так и уже исчезнувшие селения: Великое Село (иначе Люботина - до построения там своей приходской церкви Спаса Преображения), сельца Львов Двор, Валунь, Тухово, деревни Горка, Низ, Герасимово (прежде Еросимово), Семеново, Клеменино, Замошье, Кучебино, Липовец, Бобынино, Осипово, Середка, Залозно.

Последним священником на приходе был Алексей Алексеевич Успенский, сын о. Алексея Успенского20.

К храму были приписаны и многие часовни. По разным архивным источникам удалось установить их наименования. Так, близ деревни Горка стояла часовня Рождества Иоанна Предтечи постройки 1897 года, в д. Залозно - Святой Троицы, в д. Клеменино - Воздвижения Креста, в д. Герасимово - Усекновения главы Иоанна Предтечи. Местночтимой приходской святыней был список с чудотворной Тихвинской иконы Богоматери.

В архитектурном облике церкви Тихвинской иконы Богоматери преобладали позднеклассические детали декора. Кубический объем храма завершался четырехскатной кровлей, глухим круглым деревянным барабаном с полуциркульными окнами, полусферическим покрытием и главкой-сферой на невысоком барабане с кованым ажурным крестом.

С восточной стороны размещалась алтарная апсида, перекрытая полукупольной кровлей, с главкой на ней.

Фасады теплой части храма были крайне скупо декорированы двойными полочками над средними окнами и элементами классического декора в соответствии с эстетикой позднего классицизма. Кроме того, в арочных нишах западного фасада в технике фресковой росписи были изображены попарно святители: Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Николай Мирликийский. Протяженная пристройка теплого храма вносила определенную цезуру между силуэтами завершений храма и колокольни, создавая контрастное противопоставление распластанной горизонтали и динамичной вертикали.

Входы в храм с запада, севера и юга были оформлены деревянными крыльцами с двухскатной кровлей и резными столбиками. В средней части холодного храма размещались большие полуциркульные окна, снаружи забранные коваными металлическими решетками. Подкарнизники украшались накладными деревянными частыми "сухарями".

Трехъярусная колокольня возвышалась прямо над входом в храм. Ярус звона, где висели колокола, был третьим по счету. В завершении его располагался круглый барабан с полусферическим завершением и высоким тонким шпилем с яблоком и "процветшим" крестом.

Кладбище вокруг Тихвинской церкви обнесли в начале XX века оградой из гранитных столбов с шарами и металлической решеткой, со Святыми вратами с западной стороны. За оградой, на юго-западном углу погоста, находилась церковная сторожка.

Интерьер холодного храма украшал резной иконостас в один чин с вызолоченной резьбой, с привнесенными элементами в виде виноградной лозы - символом Новозаветной церкви и иконами в серебряных окладах. Из-под купола храма опускалось литое бронзовое трехъярусное паникадило. Ныне все это великолепие можно увидеть лишь на фотографии начала века21.

В числе самых первых были закрыты оба мегринских храма, причем Тихвинский без всякой мотивировки в сентябре 1929 года. Основанием для закрытия Ильинской церкви послужило предписание Череповецкого окружного исполкома, где указывалось, что "ввиду угрожающего состояния здания Ильинской церкви, находящейся в пользовании Мегринской религиозной общины, вследствие ветхости, предлагается сделать распоряжение общине о прекращении пользования этой церковью"22. Хотя незадолго до этого церковь была отремонтирована. Верхне-Чагодощенский райисполком отреагировал однозначно, закрыв церковь.

В 1934 году Тихвинский храм еще стоял в первозданном виде, лишенный колоколов. Затем сломали колокольню, завершения, забелили настенные росписи. Были устроены междуэтажные перекрытия, пробиты новые окна - в храме разместилась школа. После недавнего пожара осталась лишь коробка, слепо смотрящая глазницами окон. Разросшиеся кладбищенские деревья скрывают от глаз эти печальные останки. В 1995 году к празднику в честь Явления Тихвинской иконы Богоматери храм был расчищен трудами верующих и в нем совершен молебен, прочитан Акафист Богоматери Тихвинской, проведено таинство крещения.

ПОКРОВСКО-ЧЕРЕНСКИЙ ПОГОСТ (С. ПОКРОВСКОЕ)

Располагавшийся на Большом Тихвинском тракте, он впервые упоминается в 1582 году в писцовой книге Бежецкой пятины, второй половины. Население округи было достаточно велико, поэтому срубили два деревянных храма. В писцовой книге отмечается: "Погост Покровской и Николской в Черенску. На погосте церковь Покров Святой Богородицы древяна клетцки. А в церкве образы и свечи и книги и ризы и все церковное строенье приходное. Да в Черенску ж церковь Никола Чюдотворсць древяна клетцки. А в церкве образы и свечи и книги и ризы и все церковное строенье приходное"23. Оба храма напоминали избу с двухскатной кровлей, но с главками в завершении.

Первый каменный храм во имя святой Троицы был сооружен в 1800 году "тщанием прихожан", с колокольней, холодный. Его приделы были посвящены иконе Богоматери всех Скорбящих Радосте и Святому Апостолу Иоанну Богослову. Первоначально они также были холодными24. Церковь, построенная на рубеже XVIII-ХIX столетий, выдержана в стиле позднего провинциального барокко с привлечением элементов классицизма. Вертикальное устремление архитектурных масс в ней достигнуто двумя приемами: развитием ввысь двухъярусного объема, увенчанного развитой главой и композицией "восьмерик на четверике". Окна в "два света" имели декоративную обработку килевидными наличниками. Плоскости фасадов разделены лопатками на равномерные прясла. Барабан храма, типа "восьмерик на восьмерике", нес луковичную главу.

Величественное сооружение представляла колокольня, имевшая нарядный декор фасадов. Ложные окна первого яруса обработаны рустом. Из первого яруса вырастают треугольные фронтоны второго, а третий ярус аналогичен первому. Высоко поднятая площадка звона, видимая в пролетах четверика, зрительно разгружала здание. Вместо шпиля колокольня неожиданно завершалась барочной главой.

В 1859 году но разрешению Устюжнского духовного правления выстроили ограду на каменных столбах с деревянными решетками прясел. Близ храма стояла деревянная часовня во имя Христа Спасителя, построенная на средства владельцев усадьбы Покровское Страховых над гробами предков. К Троицкой церкви были приписаны деревянные часовни в деревнях прихода: Фишево, Залужье, Зубово (в честь Параскевы Пятницы), Белая, Яхново, Остров, Окулово, Махово, Пикалиха, Карпово. По удаленности от приходского храма в "заветные дни" (то есть в дни памяти святых или священных событий, в честь которых сооружена часовня) в этих часовнях причтом Троицкой церкви служились молебны с водосвятием и чтением акафиста, обходились дома прихожан с различными требами.

Приход Троицкой церкви составляли селения: село Залужье, сельца Новинка, Пикалиха, Старое, деревни Окулово, Зубово, Фишево, Остров, Карпово, сельцо Пальцево, село Черенск (современное Покровское)25.

В 1912 году на Евфросиновских торжествах в Синозерской пустыни, среди прочих святынь находился чтимый местно, в приходе, образ Знамения Пресвятой Богородицы.

Священствовали в церкви Святой Троицы в разное время священники: Иоанн Климентьев, умерший в 1842 году, священник Василий Аверкиев, бывший за штатом к тому времени, священник Иоанн Матфеевич Рагушенский и с ним дьячок Стефан Стефанович Вишневский, пономарь Матфей Николаевич Братановский. В 1914 году и в последующее время служил священник Арсений Алексеевич Скородумов36.

Ныне место разрушенной в середине 30-х годов Троицкой церкви заросло деревьями, и ничто не напоминает о ней.

ЦЕРКОВЬ ВО ИМЯ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОГОМАТЕРИ В Д. НОВИНКА

Деревни, среди которых срубили деревянную церковь Казанской Богоматери в 1671 году, возникли из починков не ранее конца XVI-начала XVII века27. Рост населения привел к необходимости постройки своего храма.

В истории местного храмостроительства этот храм занимает особое место. К началу XIX столетия Казанская церковь значилась приписной к Троицкой церкви Покровско-Черенского погоста и совсем обветшалой.

Выстроенная "клетцки", на особом крестообразном срубе, Казанская церковь на рубеже XIX-ХX веков опустилась настолько, что пол ее касался земли, стали течь крыша и гнить стены. В интерьере храма пыль и копоть покрывали иконы так, что некоторые из них, по свидетельству благочинного 2-го округа священника Григория Яковцевского, трудно было разобрать. Ему по долгу службы пришлось и озаботиться восстановлением запущенного храма.

Колокольня храма, построенная одновременно с ним и располагавшаяся с западной стороны, имела стройный звон, подобранный под тоны.

Совершение богослужений как в храме приписном производилось там редко, тем более, что в приделе во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких не имелось даже антиминса28, который был изъят при ревизии за ветхостью. Поэтому с 1851 по 1901 год служба не проводилась.

Крестьянский мир не мог оставаться равнодушным к судьбе своей святыни - храм решено было восстановить. Сначала стараниями прихожан четырех соседних деревень отремонтировали колокольню, затем обветшавшую крышу. При этом открылась интересная особенность. Оказалось, что Казанская церковь была покрыта по древнему обычаю, прежде всего "скалой" (в древности было принято порешетник крыши закрывать корой какого-либо дерева, чаще всего берестой) и но ней тесом.

Последующий этап ремонта происходил в 1902 году, когда прихожане и староста приступили к самому храму. При этом его вывесили, исправили наружные стены и подвели под них каменный фундамент, на котором утвердили новые балки с переборкой и возобновлением старых полов.

В интерьере реставрировали иконостасы, а иконы промыли и перекрыли лаком. Оказалось, что иконостас главного придела относился к XVII, а придела Соловецких чудотворцев к XVIII веку.

Капитальный ремонт церкви длился более года и был полностью закончен в сентябре 1903 года. Торжества освящения ее, длившиеся два дня, совершались по благословению архиепископа Новгородского и Старорусского Гурия. В первый же день торжества прихожане Казанской церкви накормили за общим столом более тысячи человек паломников. Сам чин освящения проводил благочинный священник Григорий Яковцевский в сослужении шести священников 2-го благочиния. Пел хор Покровской Бслокрестской церкви, приехавший на торжество. Престолы храма были освящены 13-14 октября.

Единственная из сельских церквей Устюжнского уезда Казанская была почтена посещением императора Александра I во время его путешествия по Большому Тихвинскому тракту. Император слушал Божественную литургию в храме 19 августа 1824 года; в память об этом на стене храма была сделана запись. Чтимыми иконами Казанской церкви являлись образы Богоматери Казанской и святителя Николая. К храму была приписана деревянная часовня святителя Николая с его иконой, расположенная на левом берегу реки Кобожи, на большой дороге. Ежегодно 9/22 мая икона из часовни приносилась в церковь с крестным ходом и относилась обратно 8/21 июля. В часовне совершался водосвятный молебен. На обратном пути, на ключике, между деревней Новинкой и часовней, по правую сторону большой дороги также совершали водосвятие. Вода ключика почиталась целебной, помогающей от глазных болезней29.

Казанскую церковь постигла судьба многих русских святынь - ее разрушили. Только просвет среди деревьев кладбища напоминает о том, что там когда-то был храм.

НИКОЛЬСКИЙ БЕЛЬСКИЙ ПОГОСТ (Д. ЛОПАСТИНО)

Возможно, он также появился в XVI столетии, хотя упоминание его в писцовой книге 1582 года Бежецкой пятины не встречается. Первоначальный храм погоста был сооружен в честь святителя Николая, но впоследствии это наименование за храмом не удержалось.

На его месте "тщанием прихожан" воздвигли каменную церковь во имя Богоявления Господня, с приделами, посвященными святителю Николаю и преподобному Сергию Радонежскому, с каменной колокольней.

Архитектура храма была выдержана в традициях классицизма. В приходе Богоявленской церкви состояли все окрестные селения, (в некоторых из них имелись приписные часовни): деревни Драчево, Олисово (в честь Казанской иконы Богоматери), Городок, Полятино, Часовенское (в честь Введения Богородицы и преподобного Сергия Радонежского). Кроме них, еще числились два столба с иконами. Часовенским владел помещик Яков Батюшков, украсивший в 1857 году Богоявленскую церковь и часто делавший в нее вклады30. В 80-х годах XIX века храм расширили к западу. Казанскую часовню д. Олисово в 1862 году отписали к приходу Лукинской церкви.

Состав церковного причта в середине XIX века был традиционным: священник Иоанн Мегринский, диакон Нил Климовский, пономарь Иоанн Бельский, который в 1862 году выбыл из состава клира31. В 1885 году священствовал Алексий Евстигнеевич Яковлев, умерший в 1910 году и много сделавший для процветания храма. С 1910 года служил иерей Павел Александрович Кушников. Его именем открылся скорбный мартиролог новомучеников и исповедников, от безбожников избиенных, среди местного духовенства и мирян. Хроника событий времен установления Советской власти, опубликованная В. Н. Финиковым в Новгородских епархиальных ведомостях, сообщает, что "в субботу на масленице (март 1918 года.- М.X.) по распоряжению местного исполнительного комитета расстрелян священник Бельской церкви Устюжнского уезда Павел Кушников. Убиенному было предъявлено обвинение в связях с белой гвардией... Накануне в с. Белые Кресты, как передают исполнители приговора над о. Павлом, были расстреляны 5 человек, обвиненных в организации белой гвардии. Это все бывшие военные, офицеры. Их обманом обезоружили, потом загнали в хлев и там перебили..."32. Так с обагренными кровью невинных жертв руками начинала свое бытие новая власть.

Страницы жизни Богоявленского храма в конце 20-х годов нашего века более трагичны. Первые попытки ликвидации этого храма увенчались успехом: он был закрыт в феврале 1933 года. В апреле того же года в Ленинградский облисполком поступила коллективная просьба верующих Верхне-Чагодощенского, Хвойнинского и Пестовского районов, которые просили оставить Богоявленскую Бельскую церковь для служб. Люди умоляли "разрешить открыть церковь", при этом отмечая, что "наша местная власть настравит и притесняет во всем религиозном"33. Власти остались глухи к просьбе юдей. В августе 1933 года имущество церкви было изъято и "приступлено к частичной разборке таковой, здание церкви используется как материал для строительства"34.

Кроме Богоявленского храма, приход располагал и другим, деревянным, во имя святых мучеников Флора и Лавра. Построили его в 1760 году на сельском погосте за рекой Белой. За всю историю своего существования церковь ни разу не перестраивалась. Описание ее, обнаруженное автором в архиве Института истории материальной культуры в Санкт-Петербурге, полно и интересно. По нему можно точно реконструировать внешний и внутренний облик храма. Он был достаточно скромным даже Для XVIII столетия.

В плане Флоро-Лаврский храм представлял собой прямоугольник (символ Евангелия), увенчанный восьмигранным барабаном и куполом. С западной стороны возвышалась легкая колокольня, утвержденная на стенах паперти. Церковь Флора и Лавра была одноэтажной, с пятигранной алтарной апсидой."Длина храма равняется 8 саженям, ширина - 3 и 1/2 сажени, высота внутри - 1 сажень и 1 и 1/2 аршина, в куполе высота около - 4 сажень",- сообщает описание. Небольшое отклонение алтаря к югу связывалось с закладкой храма на момент восхода солнца в день празднования памяти святых мучеников Флора и Лавра.

Весь храм был обшит тесом и окрашен мумией (краской красно-коричневого тона), с тесовой кровлей на два ската. Фонарь (барабан со световыми окнами) устроен прямо над сводом, с одним карнизом-пояском. Сама глава была обита деревянною чешуёю (лемехом) и окрашена. Крест на главе четырехконечный, железный, "с завитками и цепями", укрепленными в главе.

Оконные проемы без всяких украшений окаймлены были простыми наличниками. Подробно описывается их количество: "В главном алтаре два окна и в приделе в алтаре одно окно... Изнутри закрываются простыми деревянными ставнями. Под куполом три меньших окна с железными решетками".

С западной стороны в храм вело крыльцо. Интерьер церкви был предельно прост - башнеобразный объем с восьмигранным деревянным сводом, обшитым в "елочку".

В теплой части храма находился придел с престолом во имя святого пророка Илии. Алтарь его ограничивался иконостасом с царскими вратами и диаконскими дверьми. Иконостас главного придела "простой столярной работы, старого устройства в четыре яруса". Перед ним - солея35, но сторонам которой располагались клиросы с невысоким сплошным ограждением.

Объем колокольни представлял собой четверик, колоколов на ней не было, поскольку рядом была приходская церковь Богоявления.

Опись этого храма сообщает, что "иконы его иконостасов все старого письма". Их подбор (по чинам) настолько необычен для сельского храма, что появляется необходимость привести их реестр.

В иконостасе главного придела находились образы Спасителя, Архангела Михаила, святых мучеников Флора и Лавра (храмовая) с клеймами их мучений, святого Димитрия Ростовского, Богородицы, архангела Гавриила, преподобного Нила Столобенского, преподобного Макария Унженского. Таков был местный чин. В праздничном чине, "во втором ярусе: образа двунадесятых праздников". В деисисном чине, "в третьем ярусе: над царскими вратами образ Спасителя, сидящего на троне, с одной стороны оного - Божия Матерь, с другой - Иоанн Предтеча. По правую сторону оного - образы святых апостолов Петра, Андрея Первозванного, Иакова Алфеева, апостолов Матфея, Филиппа. По левую сторону - Апостолов Павла, Иоанна Богослова, Иакова Зеведеева, Варфоломея и Симона".

Традиционный Деисис заменен здесь редко встречающимся апостольским чином, что характерно для больших храмов.

В пророческом чине, "в четвертом ярусе: Крест, на нем живописный образ распятого Иисуса Христа, по правую сторону - Иоанн Богослов, царь Соломон, пророки Исайя, Даниил, Иеремия. По левую - Божия Матерь, царь Давид, пророки Моисей, Илия, Авдий.

В приделе - образа Спасителя, Богоматери, пророка Илии (храмовой), в лепных золоченых на полименте рамах, а далее образа праведников (точнее пророков.- М. Х.) Соломона, Аввакума, Михея, Даниила, Захарии, Наума, Закхея и других"36.

Храм мучеников Флора и Лавра также разрушен.

КОЛОКОЛЬНЯ ЦЕРКВИ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ НА ЖЕРНОВСКОМ ПОГОСТЕ

Деревянная церковь во имя святителя Николая, холодная, с теплым приделом святого пророка Илии была построена в 1778 году. На северо-западном углу ограды располагалась деревянная колокольня, срубленная в один год с храмом (рис.3)

Рис.3.
Колокольня Жерновской церкви. Реконструкция. Художник О. А. Гусев.

Само селение при погосте значилось первоначально как "выставка Жерновки". Удаленность от Покровско-Черенского прихода заставила население окрестных деревень построить свой храм. К нему сразу же был определен причт. В 40-50-е годы XIX века он состоял из священника Иоанна Михайлова (умершего в 1854 году), дьячка Петра Осницкого, пономаря Сергея Грацианского37.

Приход считался сильным, имел приписную к нему деревянную церковь в честь иконы Богоматери Взыскание погибших, что в селе Климовщина (ныне Пестовского района Новгородской области), XVIII века.

Местные помещики стремились благоустроить святыню. Так, в 1856 году по просьбе помещиков штабс-капитанов Соловьева, Маврина, помещиц Теглевой и Генриковой Устюжнское духовное правление перечислило крестьян деревень Пикалиха и Карпово из Черенского прихода в Жерновский. В том же году назначен был и новый священник Иоанн Петровский38.

К концу XIX века Жерновский приход по неизвестным причинам потерял свою самостоятельность и был приписан к Троицкому Черенскому. Только в 1907 году указом Святейшего Синода при Жерновской церкви был вновь открыт приход с причтом из священника и псаломщика39. Последним священником церкви святителя Николая был Владимир Иванович Светлов40.

Церковь Святителя Николая сгорела еще в 1927 году. Судя по остаткам булыжного фундамента, это была клетская церковь с пятигранным алтарем, небольшой трапезной и крыльцом. В марте 1929 года Жерновская община намеревалась построить новый храм и даже находила необходимые средства. Делать это было запрещено. Жерновский и Покровско-Черенский приходы духовно окормлялись в то время протоиереем Арсением Скородумовым, который проживал в д. Селище. Кроме того, он исполнял обязанности благочинного 2-го округа. В 1929 году 2-й округ был упразднен и в границах Устюжнского викариата образовано Верхне-Чагодощенское благочиние. Его духовенство не пошло за раскольниками-обновленцами и осталось верным линии Патриарха Тихона, проводимой его преемниками по сохранению Русской Православной церкви.

Чудом сохранившаяся колокольня, по отзывам архитекторов и искусствоведов, - нетипичное для наших мест сооружение, имеющее аналоги лишь в северных регионах России. В основу ее положен четверик из 10 венцов, рубленных "в лапу". На нем возвышается восьмерик из 22 венцов аналогичной конструкции. Изнутри неплохо сохранились мосты всех трех ярусов с лестницами.

Тесовая обшивка здания была сделана при ремонте в начале нашего века. Особенно оригинально решен ярус звона. На каждой грани восьмерика располагались столбы с тремя бусинами высотой два метра. Сверху их связывали бревна-переводы на внутренних шипах. Над всем этим парила конструкция невысокого шатра с полицей, крытая тесом, и главкой, покрытой лемехом и увенчанной деревянным крестом. Благовестный колокол, висевший в ярусе звона (ныне на колокольне церкви Покрова Богородицы в Белых Крестах), приводит к мысли о том, что весь звон был подобран под тоны, что характерно для работ ярославских литейщиков, полностью отливавших набор для сельских колоколен.

Ныне Жерновская колокольня находится в аварийном состоянии. В 1992 году, по сведениям старожилов, обрушилось шатровое покрытие, причем частично внутрь сооружения. Большая часть конструкций сохранилась. Обмеры и осмотр, проведенные автором в 1996 г., и реконструкция специалистов позволяют полностью реставрировать это уникальное сооружение, тем более, что износ здания минимален, а затраты на восстановление незначительные. Выход видится в том, чтобы колокольню перенести в Чагоду или Покровское и там реставрировать ее на месте. Иначе оставленное без надзора здание утратится полностью.

ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ В БЕЛЫХ КРЕСТАХ

На месте села Белые Кресты издавна существовала пустошь Селища, с 80-х годов XVIII века известная как выставка Белые Кресты. К концу XIX столетия она превратилась в богатое село с деревенькой Попово - поселением церковного причта. Напротив, на другом берегу реки Песь, находилось сельцо Покровское - усадьба Бакуниных, в начале XX века купленная Толстыми.

Церковь Покрова, начатая строительством в 1785 году, окончательно была построена в 1805 году (рис.4).

Рис. 4
Церковь Покрова Богородицы в Белых Крестах.
Реконструкция. Южный фасад.
Художник О. А. Гусев

Сооружен храм был "тщанием прихожан", которые создали свой приход, выделившийся из Избоищского. Кроме холодного Покровского придела, имелись два теплых придела: правый - во имя Святителя Николая, а левый - в честь Собора Архангела Михаила. Одновременно с храмом построили и колокольню, обладавшую благовестным колоколом весом в две тонны. Вначале теплая церковь была мала, и увеличением числа богомольцев объясняется ее удлинение к западу во второй половине XIX века, проведенное на средства Бакуниных и прихожан. Колокольня, прежде примыкавшая к западной стене теплой церкви, оказалась стоящей внутри ее. По боковым фасадам было добавлено еще по два окна с прежним декором, ориентированным на "узорочье" XVII столетия.

К храму приписали окрестные часовни в деревнях: Пильная, Вялье, Гора, Паник, Малашкино, Бортниково, Загорье, Костылева Гора41. Причт Покровской церкви был большим: священник Феодор Степанович Кременицкий, диакон Евфимий Павлович Образцов, дьячок Михаил Никитич Думинский, пономарь Гавриил Митрофанович Чермянский (умер в 1848 году). Обширный приход составляли селения: сельца Борок, Покровское; деревни Алексеевская, Загорье, Голопупово, Огарево, Метелищи, Усадище, Костылева Гора, Ерохово, Гора, Лешутина, Марьино, Григорьево, Пильная, Вялье, Булдыжкино, Березье, Папорть, Трухново, Малашкино, Паник, Бортниково42.

Во второй половине XIX века к приходу добавляется приписная часовня в деревне Колобово. Около церкви выстраивают караульную избу.

В 50-е годы XIX века священником служил Василий Туберозов43. Его преемником стал священник Александр Разумовский, с 1860 года исполнявший должность благочинного 2-го округа. Имелась диаконская вакансия, а дьячком был Кирилл Успенский, пономарем Василий Мегринский. На приходе с конца XIX века по 1916 год служил известный историк-краевед, протоиерей Григорий Димитриевич Яковцевский, известный в столичных кругах как почитатель и ревнитель старины. Умер он в селе Долоцком, на приходе своего брата священника Модеста Яковцевского, у которого остановился, возвращаясь из Синозерской пустыни, где он принимал деятельное участие в собрании Совета братства преподобномученика Евфросина Синозерского. Погребли его 20 декабря 1916 года недалеко от северной стены Покровской церкви в Белых Крестах.

Сыном дьячка Покровской церкви был знаменитый церковный и общественный деятель, выдающийся проповедник-импровизатор, архиепископ Воронежский и Задонский Анастасий (в мире Алексей Добрадин), никогда не порывавший связи с родиной44.

Архитектура Покровской церкви, поздней по времени сооружения среди подобных храмов Устюжнского уезда, выдержана в ключе местной интерпретации барочной архитектуры. Ее прообразом послужила известная Казанская церковь в г. Устюжне. Покровская церковь - шестая и последняя по счету постройка такого типа в уезде. Наиболее близкими к ней являются церкви Сошествия Св. Духа на Апостолов и Рождества Христова постройки 1781 года в г. Устюжне. Различие их лишь в деталях декора.

Вместе с тем Покровская церковь имеет свои особенности. Таковыми являются парные входы по северному и южному фасадам, цилиндрические, с распалубками, своды теплого храма, опирающиеся на стены и четыре столба. На полочке под карнизом со всех сторон холодной церкви размещались по девять кокошников. Зенит свода был прорезан световым барабаном. Традиционно все барабаны были восьмигранными, типа "восьмерик на восьмерике" с гранеными куполами, увенчанными "процветшими крестами". На каждой грани барабанов имелись впадины-ширинки прямоугольной формы. Холодный храм имел роспись, состоящую из изображений преподобных (предположительно новгородских святых) и богородичных праздников.

Чтимыми местно святынями Покровской церкви были иконы Великомученика и целителя Пантелеймона и Богоматери Всех Скорбящих Радость.

Кругом храма располагался старинный погост, обнесенный оградой на каменных столбах.

Последним священником, служившим в Покровской церкви, был о. Борис, погребенный на местном кладбище. Закрытие церкви произошло быстро и просто в марте 1933 года. Ему предшествовало ходатайство Верхне-Чагодощенского РИКа перед комиссией по рассмотрению религиозных вопросов Леноблисполкома от 19 января 1933 года о закрытии белокрестской церкви и "использовании се под культурные учреждения и заведения районного центра". При этом отмечается, что "служителя культа не имеется", а прихожане церкви -"Тихоновского направления"45. Здание предполагалось приспособить под клуб. Заместитель председателя райисполкома Тихомиров добавляет ко всему изложенному, что "определенных сумм на переустройство здания хотя не имеется, но они будут изысканы немедленно, как только это потребуется"46. Затем храм, обезглавленный и обезличенный, использовался под склад, клуб, холодильник, контору, и, наконец, в 1992 году его возвратили Церкви в состоянии разрухи и запустения. Началось его восстановление... Необходимо отметить, что оно проводилось без должного натурно-архитектурного исследования, надзора специалистов, случайными людьми. Результатом такой "реставрации" явились несообразная с прежней колокольня и алтарная апсида. Постановка колокольни из белого кирпича (хотя на практике используется только керамический красный кирпич) без системы разгрузочных арок и связей привела к тому, что стены теплой церкви начали отходить наружу. Теплый храм неоправданно лишен печного отопления. Все это привело к тому, что здание церкви начало быстро разрушаться. Но есть надежда, что храм все же обретет первозданный вид.

ЦЕРКОВЬ СПАСА ПРЕОБРАЖЕНИЯ ЛУКИНСКОГО ПОГОСТА

В начале XVII столетия владельцем земель вокруг Лукинского погоста Ушаковым был сооружен первый деревянный храм во имя великомученика Георгия. Во второй половине XVIII века он сгорел. На его месте помещиком Иваном Ивановичем Ушаковым в 1770 году был построен очередной деревянный храм в честь Тихвинской иконы Богоматери и пожертвован колокол весом в 10 пудов, но и этот храм простоял недолго. Петр и Павел Ивановичи Ушаковы в начале XIX века начали строить каменную церковь в честь Преображения Господня. В память о прежде бывших храмах в новой церкви были последовательно устроены престолы во имя великомученика Георгия и в честь Тихвинской Богоматери.

Каменный храм с колокольней закончили в 1815 году "тщанием прихожан и доброхотных дателей"47. В последующем Преображенская церковь послужила образцом для построения Воскресенской церкви в Избоищах. По сведениям местных жителей, Преображенская церковь отличалась красивым интерьером, освещенным паникадилами с хрустальными подвесками. Главный Преображенский придел являлся холодным, а остальные теплыми; Тихвинский придел добавили во второй половине XIX века. Холодный храм, начатый строительством в 1815 году, достроили и освятили лишь в 1847 году. Перед храмом, по сведениям старожилов, имелись две пушки, из которых стреляли в двунадесятые праздники.

К Преображенской церкви была приписана деревянная часовня в д. Горка. В начале XX века приписали вновь сооруженную часовню преподобного Сергия Радонежского в д. Чикусово.

В середине XIX века при храме состояли священник Иоанн Николаев, дьячок Яков Михайлов, пономарь Петр Иванов48. Служивший в конце XIX-начале XX века священник Александр Алексеевич Скородумов в 1915 году был перемещен к Избоищской церкви49. На его место назначен рукоположенный в священники диакон Перской церкви Александр Адрианов.

Преображенская церковь была разрушена и разграблена в 1935 году. Ныне на ее месте кирпичные завалы, поросшие березами.

ЦЕРКОВЬ АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИОАННА БОГОСЛОВА В Д. АНИСИМОВО

Деревянная Иоанно-Богословская церковь является поздней по времени сооружения постройкой в районе. Первоначально на ее месте стояла часовня. Построенная в 1850 году церковь считалась приписной к Богоявленской Смердомльской и была домовым храмом дворянской семьи Позен. Вокруг храма разместилось кладбище, ныне запущенное. Вначале построенный из бруса храм был оштукатурен, но вскоре штукатурку сбили и здание обшили тесом. Декор его прост до предела. На западной стене храма находилась небольшая, четвериком, колоколенка, завершенная купольной кровлей и шпилем (рис.5).

Завершение собственно храма реконструируется по имеющимся аналогиям, характерным для архитектуры второй половины XIX века. Посвящение церкви Апостолу Иоанну Богослову определялось желто-белой расколеровкой фасадов.

С запада в храм вело крытое крыльцо-тамбур с полуциркульной кровлей и рустом по ее внешнему контуру. Со скромным декором контрастировал богатый интерьер.

Закрытый в 30-е годы храм сначала был занят сельским клубом, затем школьным спортзалом и складом.

Расположенный на видном месте, неподалеку от усадьбы Позенов, он ждет дня своего воскрешения.

СИНОЗЕРСКАЯ ПУСТЫНЬ

Само название этого селения говорит о том, что там была в древности небольшая иноческая обитель, расположенная на берегу озера Синичье. Затерявшаяся среди лесов и болот Синозерская пустынь прославлена была духовными подвигами ее основателя, святого преподобномученика Евфросина50. Ее храмовый комплекс принадлежал к лучшим образцам деревянного зодчества XVII века. После упразднения монастыря на его месте образовался приход, состоящий из одной деревни Пустынь.

Соборная церковь бывшего монастыря в честь Святой Троицы и Благовещения Богородицы (в память древнего храма) была срублена в 1630-1632 годах строителем иеромонахом Михаилом и старцем Иосифом. Была она "строения деревянного", холодная, с папертью и соединена переходами с колокольней, под которой стояла келейка келаря. Верхний этаж, где располагался Троицкий придел, достроили в 1645 году при строителе обители иеромонахе Моисее51. В интерьерах обоих храмов находились тябловые иконостасы. В 1859 году церковь вывесили, обшили тесом и покрасили охрой, а кровлю перекрыли железом.

До 1860 года нижний придел Благовещения находился в запустении, двери отсутствовали, а на земляном полу стоял скот. Тогда же храм и благоустроили: настлали деревянные полы, оштукатурили стены, переложили печи и сделали новые окна и двери.

Запустение объясняется тем, что приход считался "станционным", то есть служили там заштатные священники, содержать семью было практически не на что. В 1912 году деревня Пустынь состояла из 38 дворов52.

Среди духовенства известны священник Прокопий Иванов, бывший на приходе в конце XVIII-начале XIX века, затем священник Иоанн Синозерский, умерший в 1846 году, иерей Иоанн Николаев, служивший в 1850-1854 годах. В 1884 году служил иерей Лаврентий Долоцкий.

До 1933 года Троице-Благовещенская церковь была действующей, последним священником ее был Евгений Алексеевич Скородумов, умерший в конце 30-х годов XX века, сын иерея Алексея Антоновича Скородумова, рукоположенного в 1854 году53. В том же году храм закрыли. В 1949 году церковь обмерял и обследовал инспектор по охране памятников архитектуры А. К. Ведров, который поставил ее на учет как один из редких деревянных храмов.

3 августа 1960 года Троице-Благовещенская церковь сгорела54.

Вторая деревянная церковь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, холодная и с папертью, срублена была в 1682 году. На первом ее этаже имелся придел во имя святителя Николая с тябловым иконостасом. В верхний этаж храма вело крытое крыльцо с высоким всходом, соединенное с северной галереей. Храмовый образ церкви "Иоанн Богослов в молчании" был вложен в Синозерскую пустынь царским духовником, протопопом Меркурием Гавриловичем, уроженцем г. Устюжны. Будучи настоятелем Кремлевского Благовещенского собора, он заказал эту икону "на помин души родителей и своей" иконописцу Оружейной палаты Тихону Иванову Филатьеву в 1685 году. В 1852 году церковь отремонтировали, обшили тесом и покрасили. Позднее кровлю также перекрыли железом.

В 1865 году вновь после ремонта освятили престол Иоанно-Богословской церкви. Освящение совершал благочинный священник Андрей Разумовский.

Храм закрыли в 1933 году, отдав сто (как и все другие здания) в ведение Устюженского музея местного края. В 1944 году он сгорел от удара молнии55.

Третьим сооружением пустыни была деревянная колокольня типа "восьмерик на четверике", срубленная в 1655 году. Шатер ее, опирающийся на столбы яруса звона, обит был тесом. В древности она была соединена крытыми переходами с Троице-Благовещенской церковью и при обшивке зданий тесом разобранными. При обшивке в 1853 году колокольни закрыли ярус звона, прежде открытый, оставив на фасадах лишь арочные пролеты56.

Под колокольней, в четверике, располагалась часовня, где покоились мощи преподобномученика Евфросина Синозерского в бронзовой чеканной раке, сооруженной в память 300-летия Дома Романовых "тщанием" купчихи Кашеваровой57. Мощи после вскрытия их в 1936 году некоторое время кощунственно служили "экспонатом" антирелигиозной выставки в г. Череповце. Обнаруженные автором в фондах музея, они были возвращены Церкви в 1991 году и находятся ныне в Казанской церкви г. Устюжны, ожидая своего возвращения на место подвигов преподобного. Кроме того, на колокольне размещалось восемь колоколов, пять из которых считались вкладом царя Алексея Михайловича. На большем из них была отчеканена надпись: "Государь и Великий князь Всероссийский Алексей Михайлович дал сей колокол вкладу Живоначальные Троицы Пречистые Богородицы в пустынь Синозерскую лета 7151 (1643.- М.X.) Марта в 8 день". Колокольня также была сожжена вместе с Троице-Благовещенской церковью 3 августа 1960 года.

Оба храма - Троице-Благовещенский и Иоанно-Богословский - по своим архитектурным особенностям имели ряд аналогий на Новгородчине и среди храмовых построек Верхней Волги.

В 1955 году все, что еще оставалось в уцелевших зданиях Синозерской пустыни и не было разграблено всеми желающими, было вывезено экспедициями Устюженского и Череповецкого музеев, где находится и поныне. Такова краткая история приходских храмов. История, которую еще предстоит изучать и дополнять. Не стоит задаваться вопросом, были ли эти храмы памятниками архитектуры. Это неоспоримый факт. Расположенные на выигрышных, красивых местах сельские храмы служили важным духовным, историческим и эстетическим центром округи. А православное богослужение "как синтез искусства" по словам священника, ученого-энциклопедиста П. А. Флоренского объединяло людей вокруг стержня их жизни - православной веры. Искусственный, насильственный отрыв от нее привел к тяжелым нравственным последствиям, в том числе и к разрушению этих святынь.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Исполин К. А. О пятинах и погостах Новгородских в 16 веке с приложением карты. Погост Богородицкий в Смердомле // Записки Императорского Русского Географического Общества. Книга 8.- 1853.- С.196.

2. Новгородские епархиальные ведомости (далее - НЕВ).1901.№ 23. С.1405.

3. Формулярные ведомости о священно-церковнослужителях за 1842 год. Архив Устюженского краеведческого музея (далее - УКМ). Ф.16. Л.67.

4. Поребрик - форма орнаментальной кирпичной кладки, выполняемой путем установки кирпича под углом по отношению к поверхности стены.

5. Голосники - керамические сосуды, замурованные венчиками наружу в кладку сводов или стен и служащие резонаторами для усиления звука.

6. НЕВ.1901.№ 23. С.1405-1408.

7. Формулярные ведомости ... Архив УКМ. Ф.16. Л.68 об.

8. Формулярные ведомости... Архив УКМ. Ф.16. Л.67 об.

9. Памятная книжка Новгородской губернии на 1914 год.- Новгород, 1914.- С.195-196.

10. Неволин К. А. Указ. Соч.- С.194.

11. Формулярные ведомости. Архив УКМ. Ф.16. Л.61.

12. ЧФ ГАВО. Ф.16. Оп.1. Д.164. Л.3.

13. Там же. Л.83.

14. Чайкина Ю. И. Словарь географических названий Вологодской области.- Вологда, 1993.- С.207.

15. Формулярные ведомости... Архив УКМ. Ф.16. Л.168; см. Также Неволин К. А. Указ. Соч.- С.206.

16. НЕВ.1896.№ 14. С.775-782.

17. Формулярные ведомости... Архив УКМ. Ф.16. Л.168.

18. О дозволении благочинному Разумовскому освятить в Мегринском погосте храм. Архив УКМ. Коробка 8 (А).1859. Д.135.

19. Там же.

20. Памятная книжка...- С.195-196.

21. Автор благодарит Нонну Михайловну Герасимову за любезно предоставленные фотографии Мегринской Тихвинской церкви.

22. ЧФ ГАВО. Ф.16. Оп.1. Д.19. Л.1.

23. Неволин К. А. Указ. Соч.- С.202.

24. Формулярные ведомости... Архив УКМ. Ф.16. Л.55; см. Также Известия Императорской Археологической Комиссии. Выи.46.- С.43, рис.30.

25. Формулярные ведомости... Архив УКМ. Ф.16. Л.59.

26. Памятная книжка...- С.195-196.

27. Починок - поселение из 2-3 дворов. Называлось так потому, что освобождалось от тягла на период льготных (5-20) лет, назначавшихся поселенцам для заведения новых хозяйств на разработанных ими участках. Починком называли и вообще всякое новое поселение, ставившееся на земле нераспаханной и чаще всего "на лесе".

28. Антиминс - от греческого "анти" -"вместо" и "мисион" - стол, то есть вместопрестолие. Освященный льняной или шелковый плат с изображением Иисуса Христа во гробе с символами евангелистов по углам и вшитой частицей мощей, обычно мученика. Только на антиминсе может быть совершена Божественная литургия.

29. Записка священника А. Скородумова в Устюжснскую уездную секцию охраны памятников искусства и старины от 7 декабря 1921 года. Архив УКМ. Коробка 1 (А).

30. Рапорт епископу Евфимию Старорусскому причта Богоявленской церкви Бельского погоста.1857. Архив УКМ. Коробка 69 (Ц). Л.1-2.

31. Формулярные списки города Устюжны и его уезда за 1862 год. Архив УКМ. Ф.21. Л.58.

32. Памятная книжка... С.195-196.; см. Также Савинова И. Противостояние митрополита.- Новгород, 1995.- С.13-17.

33. ЧФ ГАВО. Ф.16. Оп.1. Д.164. Л.31.

34. Там же. Л.64-68.

35. Солея - от греческого "возвышение". Возвышенная площадка, на которой находится алтарь, иконостас. Западная оконечность солеи называется амвоном.

36. Институт истории материальной культуры. Санкт-Петербург. Архив. Ф.21. Д.952. Метрика 49. Новгородской губернии Устюженского уезда села Бельского церковь Флора и Лавра. Л.1-2.

37. Формулярные ведомости... Архив УКМ. Ф.16. Л.133.

38. Архив УКМ. Ф.16. Коробка 3 (ДП). Оп.1. Д.71.

39. НЕВ.1907.№ 36.- С.1117.

40. Памятная книжка...- С.195-196.

41. Формулярные списки... Архив УКМ. Ф.21. Л.63.

42. Там же. Л.64.

43. Архив УКМ. Ф.16. Коробка 3 (ДП). Опись 1. Д.7. Л.1.

44. Анастасий, архиепископ Воронежский и Задонский (в миру Алексей Михайлович Добрадин). Родился 23 марта 1828 года в семье дьячка Белокрестской церкви Михаила и его жены Елизаветы. По окончании курса Санкт-Петербургской духовной академии в 1853 году был рукоположен во священника и служил в Новгороде; в 1855 году утвержден в степени магистра богословия; в 1870 году получил протоиерейство. В 1880 году назначен ректором Витебской семинарии; в 1882 году принял постриг и был возведен в сан архимандрита; 6 июня 1882 года хиротонисан в викарного епископа Выборгского, в том же году назначен викарием Старорусским. В 1888 году стал епископом Калужским, а 3 июня 1890 года - Воронежским. Строитель храма св. Владимира в Воронеже. Славился как выдающийся проповедник-импровизатор, строитель, организатор епархиальной жизни. Снискал народную любовь и уважение. См. О нем; Новгородские епархиальные ведомости.1908.№ 12. С.366-368.

45. ЧФ ГАВО. Ф.16. Оп.1. Д.164. Л.5.

46. Там же. Л.18.

47. Формулярные списки... Архив УКМ. Ф.21. Л.131. С.1.

48. Там же. Л.131. С.2.

49. НЕВ.1915.№ 13-14. С.431-432.

50. Амвросий, архимандрит. История российской иерархии. Ч.VI. М., 1815.- С.720.; он же. История российской иерархии. Ч.III. М., 1811.- С.760.

51. Хрусталев М. Ю. Преподобный Евфросин Синозерский и основанная им Благовещенская Синозерская пустынь //Устюжна. Историко-литературный альманах. Вып.I.- Вологда, 1992.- С.36.

52. НЕВ.1912.№ 31.

53. НЕВ.1884.№ 14-15. С.227.; см. Также НЕВ.1912.№ 45. С.1539.

54. Паспорт на памятник архитектуры. Троице-Благовещенская церковь. Составлен 30 марта 1951 года. Архив автора.

55. Хрусталев М. Ю. Указ. Соч.- С.36-37.

56. Ведомость учета состояния зданий и сооружений от 5 декабря 1944 года. Архив УКМ. Коробка 8 (А). Л.1.

57. Паспорт на памятник архитектуры. Колокольня Синозерской пустыни. Составлен 30 марта 1951 года. Архив УКМ. Коробка 1 (А). Д.169. Л.1.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter