пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Хрусталев М.Ю.
Николо-Моденский монастырь: страницы истории
в книге:
Устюжна. Краеведческий альманах , 1995
I. О местоположении и наименовании монастыря

"Свято-Николаевский Моденский мужской третьеклассный монастырь располагался в Устюжнском уезде Новгородской епархии при погосте Модно, в 35 верстах от уездного города Устюжны"1. Обитель стояла на правом крутом и песчаном берегу Мологи в окружении сосновых боров. Под западной стеной монастыря в реку Мологу впадала речка Моденка.

Свое название монастырь получил от находившейся в нем Чудотворной иконы Святителя Николая, Архиепископа Мир Ликийских, во имя которого был освящен главный престол соборного монастырского храма, а также от речки Моденки. Это название принадлежало обители всегда, не меняясь с течением столетий.

II. Монастырские предания

Кто был реальным основателем обители - неизвестно. Само ее основание окружено тайнами и преданиями, сохранявшимися в народной памяти и передаваемыми от поколения к поколению. Многое в них порождено народной фантазией, но в основе, очевидно, лежат какие-то реальные события. Самое раннее из устных преданий гласит, что Моденский монастырь был построен на средства московского купца Строганова. Купец этот прежде был крестьянином, жившим в подмосковной деревне. Кроме земледелия, он занимался продажей булок, перекупая их на Москве, куда почти ежедневно ходил. Однажды во время такого путешествия он сбился с пути и, блуждая по лесу, вышел к подножию небольшой горки. Там он нашел несколько монет. Чтобы заметить это место, крестьянин всю дорогу строгал ветку в стружки, отчего и получил прозвище "Строганов", позже ставшее его фамилией. Вернувшись на другой день с лопатою, он стал копать и нашел большое количество денег. Как честный человек Строганов объявил эти деньги царю, за что получил от него указную пятую часть их. Часть эта была достаточно велика, и Строганов сделался одним из самых богатых людей на Руси. Получив место на Москве, он приступил к строительству дома и при копании рвов под фундамент нашел еще сокровище. Увидев в этом Промысел Божий и Его милость, купец пожертвовал часть своего имения на строительство храмов и богоугодных заведений.

Позднее, во время торгового путешествия, купца Строганова застал шторм. Чувствуя неминуемую гибель, он обратился с молитвой к иконам Казанской Богоматери и Святителя Николая - покровителя всех путешествующих и плавающих. Буря тотчас затихла, и опасность миновала. На следующую ночь в сонном видении к нему явились Богородица и Святитель Николай, повелевшие купцу построить в их честь два храма и назначившие место, где тем храмам стоять надлежит. Богоматери угодно было избрать и указать место близ города Устюжны, на восточной стороне его, где ныне находятся Казанское кладбище и церковь. Там при построении церкви явился на сосне и образ Богоматери Казанской.

Святителю Николаю было угодно указать то место, где впоследствии возник монастырь. Вскоре и здесь явился образ Святителя.

Относительно его явления существует особое предание. Как-то в первые годы по основании обители собравшиеся на берегу реки Мологи люди наблюдали весенний ледоход. На одной из льдин они увидели плывущего инока с посохом в руках, которым он отталкивал лед. Поравнявшись с монастырем и пристав к берегу, инок скрылся в прибрежных кустах. Народ, стоявший на берегу и видевший все это, пошел к зарослям в надежде узнать о монахе. Каково же было всеобщее удивление, когда вместо ожидаемого инока взору предстала лежащая на кустах икона Святителя Николая. Она явилась своеобразным подтверждением слов Святителя купцу об избранном им месте иноческой обители. Образ сразу же стал почитаться явленным и чудотворным, свидетельствующим об особом попечении Святителя о своей обители.

Еще одно предание, как бы вытекающее из предыдущего, сообщает, что в начале XVII века, когда наступило "Смутное время", поляки угрожали обители разграблением и уничтожением. Святитель Николай по молитве иноков Моденского монастыря спас его чудесным образом. Когда завоеватели пытались переправиться через реку Мологу, то посередине ее образовалась какая-то полоса, которую никто из них не смог переплыть. Всякий, ее достигавший, невидимою силою увлекался на дно реки. Видя полную невозможность разорить обитель, которая была столь близка, захватчики направились вниз по левому берегу Мологи, по пути уничтожив Успенскую Шалочскую Гурьеву пустынь 2.

Из многих чудес, бывших от иконы Святителя Николая, предание указывает только на это чудо. Несомненно, существовали и другие, но все монастырские документы были истреблены сильными пожарами 1641 и 1661 годов, когда монастырь выгорал дотла.

Нам неизвестно, кто был первым настоятелем монастыря, кто управлял им в конце XVI - начале XVII века. Первое документальное свидетельство об обители относится лишь к 1564 году. А основана она, возможно, в 30-х годах того же столетия. Именно с того времени начинается возвышение купеческого рода Строгановых. Они имели свои торговые интересы и в Устюжне Железопольской - известном в России центре железоделательного производства. Фамилия Строгановых была связана с городом вплоть до первой четверти XVIII века. На их средства была сооружена церковь в честь Явления Казанской иконы Богоматери на Казанском кладбище . Не исключено, что последнее предание, более позднее по происхождению, зафиксировало факт построения Казанской церкви в Устюжне и церкви Святителя Николая в монастыре кем-то из основателей этого знаменитого рода. Не случайно некоторые Строгановы имели в Устюжне свои дворы.

III. Настоятели монастыря и священнослужители, с ним связанные

Остаются неизвестными нам и имена подвижников благочестия, отличавшихся святостью и чистотою жизни, хотя те, несомненно, были. И поныне их мощи скрывает земля стертого с поверхности монастырского кладбища. Неизвестны нам и ранние монастырские синодики, канувшие в вечность. Как раз они-то и . могли хранить имена таких подвижников.

Более поздняя история Николо-Моденского монастыря позволяет узнать тех людей, которые волею судьбы были связаны с обителью. Среди них игумен (впоследствии - первый архимандрит Кирилло-Новоезерского монастыря) Феофан Соколов 4, его духовный наставник митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Гавриил 5. Игумен Феофан ввел в монастыре общежительный устав и начал восстановление запущенного хозяйства. Отличавшийся огромным иноческим опытом, "Феофан известен как автор духовно-нравственных и назидательных сочинений, как библиофил и опытнейший духовник-старец. В конце XVIII столетия настоятелем монастыря был игумен (затем - первый архимандрит) Алексий. До своего назначения в Моденский монастырь он в сане иеромонаха целых шестнадцать лет нес послушание миссионера в Китае. В истории обители он известен как последовательный строитель и собиратель монастырской библиотеки. Умер и погребен Алексий в самом монастыре. В середине XIX века архимандритом в монастыре был Кесарий, деятельно заботившийся о благоустройстве и процветании обители. В 1924 году неоднократно бывал там и епископ Устюжнский Феодор (Яковцевский) , а в 1929 году в ссылке находился митрополит Петроградский и Гдовский Иосиф (Петровых), взошедший оттуда на Голгофу Русской Православной Церкви 7.

Поскольку монастырь считался общежительным, то в своей повседневной жизни он руководствовался соответствующим уставом. В дополнение к нему насельники обители занимались деланием крестиков, плетением корзин и шитьем обуви.

Настоятельство в Николо-Моденском монастыре сначала было игуменским. После учреждения штатов 1764 года монастырь был отнесен к 3-му классу и поставлен на двадцать третьей степени, с игуменским настоятельством. Позднее, при издании новых духовных штатов 1797 год а. Святейшему Синоду позволено было по губерниям и "знатнейшим городам" для "благолепия церковного" вместо игуменов посвящать в третьеклассные монастыри архимандритов, но с условием, чтобы те архимандриты на положенных "по штатам игуменских окладах оставались", да "... с положением однакож тем архимандритам носить простые камлотовые мантии без скрижалей". Среди трех монастырей Новгородской епархии, возведенных в архимандрию, был с 1798 года и Николо-Моденский - "ради служения настоятелей в дванадесятые и торжественные дни в Устюжнском Рождественском соборе, каковое преимущество принадлежит монастырю и поднесь" 8.

По духовным штатам 1797 года положено было в обители быть настоятелю, казначею, четырем иеромонахам, двум иеродиаконам, пономарю, просвирнику, ключнику, чашнику. Общее штатное число братии не должно было превышать двенадцать человек. Кроме того, полагалось быть девяти чинам штатных служителей.

В конце XIX века в обители состояли налицо: настоятель, четыре иеромонаха, два иеродиакона, один мантийный монах, два рясофорных монаха и шесть послушников. Число штатных служителей оставалось неизменным - девять человек.

Как уже упоминалось, четкий ряд настоятелей монастыря воссоздать невозможно в силу утраты многих важных источников. Равно, как у некоторых (по тем же причинам) невозможно указать время начала и конца их правления. На основании имеющихся в нашем распоряжении сведений можно представить список настоятелей Моденского монастыря в порядке очередности их на настоятельстве с некоторыми сведениям об их прежнем местопребывании и деятельности.

Игумены

1. Антоний. 60-е годы XVI века.

2. Иосиф. Упоминается в 1579 году.

3. Вассиан. Упоминается в 1608 году.

4. Антоний. Упоминается в марте 1613 года.

5. Елеазар. Был на игуменстве до 1634 года. Он же был игуменом Ильинско-Воскресенского монастыря на Устюжне.

6. Александр. Упоминается в 1637 году.

7. Варлаам. Упоминается в 1658 году.

8. Паисий. Определен 9 марта 1659 года. Упоминается в 1661 году в связи с пожаром монастыря, в 1660-1662 годах, в 1666 году.

9. Пафнутий. Определен в феврале 1673 года. Упоминается в 1682 и 1686 годах.

10. Иоанн. Упоминается в 1687-1688 годах.

11. Андроник. Упоминается в 1691 году.

12. Кирилл. Упоминается в 1695, 1708 годах.

13. Иона. Упоминается в 1709 году.

14. Корнилий. Управлял монастырем до 1759 года.

15. Никон. Управлял монастырем с 1760 по 1762 год.

16. Григорий. Управлял монастырем с 1762 по 1789 год.

17. Христофор. Определен в 1789 году. В том же году переведен в Новгород-Северский Гамалеевский монастырь с возведением его в сан архимандрита.

18. Порфирий (Симонтовский). Переведен из Черниговской епархии. Все время своего игуменства был членом Новгородской духовной консистории и жил в Новгороде. Монастырем управлял наместник - казначей иеромонах Тихон. В 1791 году игумен Порфирий был переведен в новгородский Кириллов монастырь, в 1794 году уволен на покой.

19. Феофан (Соколов). Произведен из иеромонахов Крестовой церкви Александро-Невской Лавры. Был на игуменстве с 1791 по 1793 год. Переведен в Кирилло-Новоезерский монастырь, где возведен в сан архимандрита. Удостоен ордена Святой Анны 2-й степени. Личность Феофана настолько многогранна, что возникает насущная необходимость рассказать о нем подробнее.

Отец Феофан родился в городе Троицке 12 мая 1752 года в дворянской семье Соколовых и при крещении назван Федором в память преподобного Феодора Освященного. Получив дома образование, состоявшее из грамоты, чистописания и основ христианства, он отправился в Москву, где поступил на службу в Вотчинную коллегию. Чтение литературы исключительно духовного содержания пробудило в юном Федоре то глубокое религиозное настроение духа, которое имело решительное влияние на всю его дальнейшую жизнь. Отсюда понятно, что его мечтою была иноческая жизнь в монастыре. События чумного 1771 года показали Федору Соколову всю ничтожность и суетность земной жизни; он решился бросить службу и идти в монастырь. Он искал такого места, где "жестокая жизнь была" и где имелся строгий наставник. Таким центром истинного монашества была Санаксарская пустынь близ города Темникова, которой управлял старец Феодор (Ушаков). Жизнь в ней была наполнена подвигом аскетизма. Там под руководством опытного наставника Федор Соколов и получил первые уроки иноческой жизни. Они научили его тому терпению, строгости к себе и безусловному послушанию, которые составили потом отличительные черты его характера. После трехлетнего пребывания в Саяаксаре послушник Федор переходит в Введенскую пустынь под руководство старца Клеопы - друга знаменитого Паисия Величковского. Рассказы отца Клеопы о жизни на Афоне пробудили в молодом послушнике желание самому увидеть эту жизнь.

В 1777 году, испросив благословение у настоятеля, Федор отправился в Молдавию в Тисманский монастырь, где игуменствовал собеседник Клеопы и Паисия старец Феодор. Там в 1780 году Федор был пострижен в монашество с именем Феофана. Обстоятельства вскоре изменились: после подписания Кучук-Кай-нарджийского мирного договора Тисманский монастырь оказался на турецкой территории. Встала острая необходимость подыскивать для жительства обитель в России. Такой обителью была определена Молченская Софрониева пустынь. Ожидавший своих, монах Феофан проживал во Флорищевой пустыни, где был рукоположен в сан иеродиакона епископом Владимирским Иеронимом. Затем он перешел под руководство Феодосия в Софрониеву пустынь. Там он прожил еще полтора года. Вскоре по указу Синода его в числе нескольких монахов вызвали на жительство в Александро-Невскую Лавру, "нуждавшуюся в богонравных монахах". Таким образом, в 1782 году иеродиакон Феофан появился в Санкт-Петербурге.

Его усердие и добросовестность обратили на него внимание митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского Гавриила, который взял Феофана в келейники. В этой должности он прожил десять лет.

Митрополита Гавриила очень заботило устройство многих древних монастырей епархии, среди них и Моденского. В 1785 году отец Феофан был рукоположен митрополитом Гавриилом во иеромонаха и направлен в Николо-Моденский монастырь, находившийся тогда в запустении и требовавший деятельного и опытного в духовной жизни настоятеля. Выбор митрополита Гавриила остановился на иеромонахе Феофане, и 14 сентября (по старому стилю) 1791 года он был назначен игуменом Моденского монастыря, которым управлял до 1793 года.

В короткое время игумен Феофан успел положить прочное основание внешнему и внутреннему благоустройству обители. Он изыскал средства на ремонт монастырских зданий, на постройку каменной колокольни и трапезной, ввел в монастыре строгий порядок и уставное отправление церковных служб. Число братии увеличилось за два года его настоятельства на двадцать человек. Духовная опытность настоятеля, уставные службы и порядок стали привлекать к монастырским святыням множество паломников.

Между тем для игумена Феофана настало время потрудиться и для Кирилло-Новоезерской обители, куда он был переведен в 1793 году и где провел всю последнюю половину жизни.

20. Кирилл II. Определен в 1793 году, уволен в 1794 году по состоянию здоровья.

21. Герасим (Князев). 19 мая 1795 года переведен в Тихвинский монастырь архимандритом. Дозволено носить мантию с изображением на правой стороне Благовещения, на левой - Тихвинской Богоматери.

22. Мелхиседек (Короткий). На игуменстве с 1795 по 1797 год. Одновременно был наместником Александро-Невской Лавры и жил в Санкт-Петербурге. Вместо него управлял монастырем казначей иеромонах Епифаний. В 1797 году игумен Мелхиседек перемещен в Спасо-Яковлевский монастырь города Ростова Великогос возведением в сан архимандрита по указу Святейшего Синода9. Умер в 1841 году в Оптиной пустыни.

Архимандриты

1. Алексий. Последний игумен и первый архимандрит. Определен из иеромонахов Православной Миссии в Китае, где трудился шестнадцать лет. В 1798 году указом Святейшего Синода возведен в сан архимандрита. Умер в 1805 году и погребен в монастыре.

2. Паисий II. Определен в 1805 году из игуменов. Михайловского-Клопского монастыря близ города Новгорода. В 1813 году перемещен в Ставропигиальный Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь и назначен его архимандритом. В 1818 году уволен на покой.

3. Петр. Настоятельствовал с 1813 по 1829 год. Определен из иеромонахов Крестовой церкви Александро-Невской Лавры, где был духовником царицы Имеретинской Анны Матвеевны. В 1829 году перемещен во второклассный Антониев Краснохолмский монастырь в Тверской епархии.

4. Транквиллин. Определен в 1829 году из игуменов Деревяниц-кого монастыря близ города Новгорода. В 1836 году перемещен в Михайловский Сковородский монастырь около Новгорода.

5. Пахомий. Определен в 1836 году. Был наместником иеромонахом Варлаамо-Хутынского монастыря. Убит в 1837 году (с целью ограбления - М. X.) и погребен в обители.

6. Иннокентий. Определен в 1837 году из игуменов Отенского монастыря. В 1840 году указом Святейшего Синода перемещен в Старорусский Спасский монастырь.

7. Кесарий. Определен в 1840 году из игуменов Отенского монастыря. Занимался активной хозяйственной деятельностью. Умер в 1852 году и погребен в обители.

После него временно управлял Николо-Моденским монастырем строитель иеромонах Дионисий. Исправлять эту должность он был определен в 1852 году из строителей Нило-Сорской пустыни. Управлял монастырем до 1 августа 1852 года.

8. Варсонофий. Вступил в управление обителью 1 августа 1852 года. До того был на покое в Хутынском монастыре. В 1855 году указом Святейшего Синода определен снова в тот же монастырь "в прежнее состояние".

9. Ириней. Определен 18 сентября 1855 года из иеромонахов Троицкой Филиппо-Ирапской пустыни . 10. Александр. Переведен из Воскресенского Деревяницкого монастыря. С 1858 по 1869 год был архимандритом Моденского монастыря.

11. Арсений. Управлял монастырем с 1870 по 1871 год.

12. Моисей. Управлял монастырем до 1877 года. Награжден орденом Святой Анны 3-й степени в 1876 году. В 1877 году назначен настоятелем Старорусского Спасо-Преображенского монастыря.

13. Мелхиседек II. Последний архимандрит. Перемещен указом Святейшего Синода 14 октября 1877 года по собственному прошению из настоятелей Оренбургского Богодуховского второклассного монастыря. Указом Синода от 6 ноября 1878 года перемещен на настоятельскую должность в прежний монастырь. После него монастырем вновь стали управлять игумены.

Игумены

1. Иона. Управлял монастырем в 1878 - начале 80-х годов XIX века.

2. Иеремия. Управлял монастырем в 80-е годы XIX века.

3. Иоасаф. Управлял монастырем до 1909 года.

4. Сергий. Управлял монастырем в начале XX века.

5. Валериан. Управлял монастырем с 1909 по 1917 год.

6. Варлаам. Управлял обителью с 1917 до 1924 года, в котором по собственному прошению уволен на покой, но управлял до ее полного закрытия в 1930 году.

Некоторые уточнения в список настоятелей обители вносит монастырский Синодик, написанный в 1910 году. Основой для его написания послужил ветхий, утраченный ныне Синодик 1895 года, списанный с более древнего. Имена настоятелей вносились в него вплоть до ликвидации монастыря. В числе архимандритов после Иринея упоминаются: Варсонофий, Александр, Моисей, Арсений, Мелхиседек. Среди игуменов: Иосиф, Антоний, Елеазар, Александр, Варлаам, Паисий, Пафнутий, Иоанн, Кирилл, Григорий, Порфирий, Иона, Иеремия, Иоасаф, Сергий, Герасим, Дионисий, Валериан. Кроме них включены имена строителей - Дионисия и Авра-амия, неизвестно когда управлявших обителью.

IV. Архитектурные сооружения Николо-Моденского монастыря

Впервые монастырские сооружения упоминаются в 1598 году в выписке из писцовых книг. Среди самых древних зданий обители называются: церковь Святителя Николая, деревянная, теплый храм Богоявления Господня с приделом Св. мученика Мины, на Святых воротах - церковь Благовещения Пресвятой Богородицы и деревянная колокольня. В пожарах 1661 и 1671 годов все эти постройки были превращены в пепел . Впоследствии судьба была более благосклонна к монастырю, благосостояние его улучшалось. Внимание знатных лиц Московского государства, великих князей и царей позволяло вести масштабное строительство.

Деревянная церковь Богоявления Господня

Вскоре после пожара 1671 года церковь была отстроена вновь на том же месте. В 1770 году ее "за ветхостью" разобрали и на освободившемся месте воздвигли новую деревянную церковь Богоявления. Просуществовала она до 40-х годов нашего века.

В верхней части ее четверика тогда же и была сделана памятная храмоздательная надпись, шедшая вокруг храма: "Въ 1770 году при державе Благочестивейшия Велик1я Государыни Императрици Екатерины Алексеевны и при Наследнике Ея Бла-говерномъ Государе и Великомъ князе Павле Петровиче, и по благословению Преосвященного Антония, Епископа Олонецкаго и Каргопольскаго в бытность в обители сей Игумена Григория". Поскольку Богоявленская церковь была выстроена слишком близко от братских келий и кухни, то в 1800 году по благословению митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского Гавриила ее перебрали и подвинули на деревянных катках к востоку. После этого церковь встала на одну линию с соборным Свято-Николаевским храмом 12. Храм Богоявления представлял собой несложную ярусную конструкцию, в основании которой находился высокий четверик. Завершался он последовательно убывающими кверху двумя восьмериками, венчавшимися купольной кровлей, барабаном и луковичной главой. С востока примыкала пятигранная алтарная апсида. Все ярусы храма были прорезаны окнами и составляли единое композиционное пространство. Скромное убранство интерьера составлял иконостас XVIII века, сохранявший и более древние иконы. В XIX столетии храм обшили тесом и покрасили.

Соборная церковь Святителя Николая

Соборный монастырский храм Святителя Николая располагался почти посередине монастырской площади. Кроме главного он имел придел в честь Благовещения (в память престола над-вратной церкви). Каменною церковь была выстроена сразу после пожара 1671 года за счет средств, пожертвованных княгиней Марьей Тимофеевной Бельской 13.

В своем первоначальном виде храм представлял собой небольшой бесстолпный объем с приделом с правой стороны, холодный, с выдвинутой к востоку алтарной апсидой и окнами "в два света". Венчала его одна мощная глава на световом барабане. На плоскости стен имелся скупой декор. В таком виде церковь Святителя Николая пробыла почти два столетия, удовлетворяя потребностям немногочисленной братии монастыря.

Укрепление материального положения обители, стремление как-то выделить хранилище главной монастырской святыни - явленного чудотворного образа Святителя Николая- побудило монастырские власти ходатайствовать перед священноначалием о перестройке храма. Надо отметить, что работы по реконструкции здания были выполнены на хорошем уровне.

По благословению епископа Старорусского Арсения в 1802 году Николаевская церковь была надстроена на 11 аршин (781 сантиметр) в высоту. Сама надстройка представляла собой высокий восьмерик со световыми окнами на каждой его грани. Прежний свод храма разобрали совсем. Высокая полукупольная кровля с пологой полицей венчалась высоким двухъярусным восьмигранным барабаном, главой и "процветшим крестом" в завершении. По сторонам света в кровле имелись глухие люкар-ны, носившие чисто декоративный характер. На гранях кровли стояли стройные восьмигранные барабаны, увенчанные главками "с перехватом". Классическое обрамление оконных проемов имело замковый камень в зените арки каждого окна. В таком виде храм приобрел четкий и выразительный силуэт.

Находившийся внутри церкви деревянный иконостас в то же время перезолотили. В 1804 году заново перекрыли кровлю листовым железом. Указом Новгородской духовной консистории ведено было в 1836 году оштукатурить соборную церковь снаружи и внутри. Крышу вновь перекрыли жестью в 1845-1846 годах.

Изменения коснулись и придела Благовещения Пресвятой Богородицы. Он был внешне отмечен основанным на сводах деревянным четверичком с купольной кровлей и главой. По консисторскому указу в 1847 году придельный старый иконостас заменили новым, включив в него и прежние иконы, К востоку от алтарной апсиды собора находилось кладбище, на котором издревле погребали лишь одних монашествующих.

Колокольня

Каменная колокольня высотой 17 сажен (чуть более 36 метров) высилась посередине западной стены ограды, отмечая место Святых ворот. Построили ее вместо прежней деревянной колокольни и надвратной церкви Благовещения в 1802-1805 годах. В верхнем, третьем, ярусе звона размещались семь колоколов, из которых благовеетный колокол весил 55 пудов (880 килограммов). Полукупольное покрытие верха колокольни было прорезано люкарнами, а завершал ее четырехгранный барабан с главкой "с перехватом".

Близость колокольни к водному зеркалу реки Мологи способствовала лучшей слышимости колокольного звона, который буквально "катился" по реке 15.

Братские и настоятельские келий*

Вдоль западной линии монастырской площади протянулись настоятельско-братские келий и трапезная. Необходимо отметить, что вместе с деревянным игуменским флигелем ныне это единственные сооружения, оставшиеся от всего монастырского комплекса. Одноэтажные каменные келий, с отдельным входом в каждую, имели несложный декор в виде лопаток и простого карниза. Длина всего здания составляла 30 сажен (более 63 метров). Построили его в 1802 году во время неутомимой строительной деятельности архимандрита Алексия. В дальнейшем они последовательно ремонтировались в 1836, 1845, 1846 годах, когда их штукатурили внутри и снаружи на "сборные и неокладные" средства 16.

Стены и башни

Весь этот скромный и живописный комплекс окружала каменная ограда с башнями, выстроенная в 1805 году. В середине каждого прясла ее были устроены ворота. Особенно нарядными были южные - с трехчастным членением, завершенные главками. На юго-западном и юго-восточном углах ограды башни поставлены были каменными, квадратными в плане. Северо-восточная башня построена деревянною. Северо-западный угол занимала монастырская гостиница, сооруженная в 1842 году при архимандрите Кесарии 17.

Хозяйственные постройки

В непосредственной близости от келий располагались различного рода хозяйственные постройки. Среди них два деревянных сарая для хранения экипажей и повозок, два хлебных амбара, погреб и ледник, сарай-дровяник. Остальные постройки вынесены были за монастырскую ограду. Так, за северною стеною поставлены были четыре хлева для скота и при них изба для скотников, восемь конюшен. За южной стеной, ближе к речке Моденке,

* Написание слова дается по источникам XVIII-XIX вв.

находилась баня. На восточной стороне - рига для сушки хлеба, а при ней - мощеное, забранное забором и крытое гумно для молочения хлеба. В шести километрах от обители вниз по реке Мологе, на речке Шалочь, при ее устье, стояла мукомольная "крупчатая" мельница. При ней имелся амбар, основанный на копровых сваях. Выше мельницы была плотина о двух руслах.

Мельничное хозяйство было обширным и разветвленным по выполняемым операциям. Кроме упомянутой мельницы, имелись амбар для выноски крупчатки и очистки немолотых сортов во время безводья и амбар для выгрузки из судов пшеницы, привозимой по реке Мологе. Вниз по течению речки Шалочи стояла кузница.

Обслуживающие это хозяйство люди жили неподалеку. Для помещения их был выстроен флигель, где находились приказчик и крупчатник, а также пекли хлебы и ваоили пищу. Рядом стояла изба, в которой жили лодочные мастера 18. Хозяйство монастыря было довольно отлаженным и неплохо действовало.

V. Подворье в городе Устюжне

Николо-Моденскому монастырю принадлежало подворье в Устюжне, состоящее из четырех строений. Появилось оно поздно, в XIX веке, когда в 1846 году при архимандрите Кесарии был выстроен на каменном фундаменте деревянный двухэтажный дом с мезонином. Рядом с ним находился другой, одноэтажный, дом постройки 1842-1843 годов. К нему в 1844 году с западной стороны в линию с северною стеною пристроили жилую комнату. Рядом стоял еще небольшой домик. Между этими домами располагались различные подсобные помещения: сарай, конюшня, кладовые, погреб, каретник, баня, навес для дров. Постоянно обитаемым подворье не было. В основном там останавливались паломники и монашествующие 19.

VI. Способы содержания монастыря. Недвижимость

Николо-Моденский монастырь всегда был полностью самостоятельным и имел за собой приписные монастыри. Кроме того, он пользовался несудными грамотами царей Иоанна IV Васильевича, Федора Иоанновича, Бориса Годунова, Василия Шуйского, Михаила Федоровича Романова. Согласно им, монастырских людей и крестьян никто не мог судить в проступках, кроме игумена, царя и патриарха. Жалобы царю можно было приносить раз в год - на Рождество Христово, по более поздним грамотам - трижды: на Рождество Христово, Троицын день и Семенов день" По этим же грамотам монастырь и его люди были освобождены от всех государственных повинностей.

До издания монастырских штатов Николо-Моденский монастырь имел во владении своем такое количество земли, на котором высевалось в год различного хлеба до 156 четвертей, сена ставилось до 580 копен, дров заготовлялось до 114 квадратных сажен. Имел мукомольную мельницу вблизи на ручье, с которой не получал никакого денежного оброка. В его распоряжении находилось шесть вотчин, в которых в 1598 году было 32 крестьянских двора, а в 1763 году - до 350 душ крестьян. Они не платили монастырю никакого денежного оброка, лишь служили ему своими трудами в разных работах, возделывали всю монастырскую землю.

С конца XVI века монастырь имел подворье в городе Устюжне, с которого получал дохода 10 рублей в год. Ежегодно получал от казны жалованье в размере 60 рублей на монастырские нужды; в случае неурожая хлеба имел компенсацию от казны в виде 100 четвертей ржи, 50 четвертей овса, 200 пудов соли.

Денежных оброков в казну и даже архиерейских сборов обитель не платила. Всем этим монастырь пользовался издавна, на что указывают сохранившиеся в поздних списках жалованные царские грамоты.

Указом императрицы Екатерины II от 9 октября 1763 года Устюжнский Воскресенский монастырь, что "в Зарядье", по упразднении его вследствие пожара, был приписан к Николо-Моденскому со всеми своими угодьями и крестьянами. В распоряжение последнего поступило такое количество земли, что на ней высевалось в год хлеба до 34 четвертей, сена скашивалось на 120 копен, дров ставилось до 60 квадратных сажен. Поступили также мельница в самом городе Устюжне (на речке Вороже) и крестьян 133 души. На владение всем этим монастырь получил тогда и акты от Воскресенского монастыря. При подведении итогов получается, что к моменту секуляризации церковных и монастырских имуществ 1764 года Моденский монастырь имел во владении своем пахотной земли такое количество, что на ней высевалось различного хлеба в год 193 четверти, сена ставилось до 490 копен, дров заготовлялось до 164 квадратных сажен. Во владениях монастыря было 483 души крестьян. Действовали две мельницы, и выплачивалось 40 рублей жалованной арендной суммы 20. Во второй половине XIX века штатной суммы из казны монастырь получал 423 рубля 78 копеек серебром.

Из неокладных статей монастырь в XIX - начале XX века имел земли:

- с 1779 года по указу императрицы Екатерины II пахотной - 4 десятины, сенокосной - 7 десятин, лесу дровяного - 8 десятин 3 сажени, под водою, песком и постройками - 9 десятин 550 сажен; - с 1799 года приписной земли от Шалочской Гурьевой пустыни Моденский монастырь имел: пахотной - 28 десятин 2187 сажен, сенокосной - 7 десятин, лесу дровяного - 3 десятины 600 сажен, неудобной и под постройками - 1630 сажен.

На все эти угодья имелись межевые книги и планы.

С 1800 года, вследствие указа императора Павла I, данного в 1797 году, по прошению архимандрита Моденского монастыря отведено было во владение земли 10 десятин 2394 сажени. Эта земля находилась близ деревни Дубровки и сдавалась в аренду за 5 рублей серебром в год. Моденский монастырь имел, по определению Новгородской казенной палаты, мукомольную мельницу на реке Шалочи. Она сдавалась в аренду за 600 рублей серебром в год.

На своем подворье в городе Устюжне монастырь имел три дома, из которых один приносил в виде арендной платы 150 рублей серебром в год, другой - 120. Третий дом предназначался для приезда настоятеля и монастырских людей.

Монастырь занимался хлебопашеством, скотоводством и огородничеством в ограниченных размерах. Работы выполнялись частью монастырскими служителями, частью - наемными людьми. Все, что производилось в небольшом монастырском хозяйстве, употреблялось исключительно на нужды братии. Из местных доходов монастырь получал разного рода сборы: кошельковый, кружечный. Общий монастырский доход составлял 1649 рублей в год.

Монашествующие пользовались от монастыря трапезою, келиями и отоплением их. Все прочее зарабатывали сами. Кроме того, выдавалось жалованье, положенное по штату, и часть получаемых разного рода доходов.

VII. Библиотека и архив монастыря

Монастырская библиотека помещалась в юго-восточной башне и собиралась в течение долгого времени. Состав ее был довольно интересным: книги богословского содержания, богослужебные, исторические, естественнонаучные, медицинские. До нашего времени сохранились Синодик Шалочской пустыни и Синодик Моденского монастыря. Сохранились известные по описям жалованные грамоты царей и различные архивные документы. Среди них - грамота царя Иоанна Грозного 1578 года, подтвержденная позже царями Федором Иоанновичем и Борисом Годуновым, а в 1605 и 1608 годах - Василием Шуйским. По этой грамоте, как уже отмечалось выше, его люди и крестьяне освобождены были от всех повинностей царских и даже от архиерейских сборов. За умышленное убийство в монастырской вотчине игумен должен был платить 2 рубля, за неумышленное - не платить ничего. Судить монастырских людей и крестьян могли только игумен, царь, его дворецкий и патриарх. На пир и братчины монастырские незваным ходить запрещалось. Согласно грамоте выдавалось ежегодно на монастырские нужды 50 рублей.

Грамота (копия) царя Иоанна Грозного, подтвержденная царем Михаилом Федоровичем в 1623 и 1626 годах, позволяла брать с монастыря ямские деньги и стрелецкие хлебные запасы и налагать острожные городовые дела (ремонт городских крепостных сооружений).

Грамота царя Михаила Федоровича на имя Воскресенского монастыря освобождала вновь приписанных крестьян от повинности.

На имя приписной Шалочской Гурьевой пустыни хранился ряд грамот. Среди них: грамота патриарха Иоасафа, которою позволялось рубить лес на построение новой церкви; грамота царя Михаила Федоровича об отводе земель Синозерской пустыни; грамота Иоанна и Петра Алексеевичей на владение купленною у крестьян деревни Слудно землею в количестве 56 четвертей, данная в 1684 году; грамота о том, чтобы Воскресенский Устюженский монастырь платил пошлину за мельницу, стоявшую на речке Вороже, которою он владел с давних лет. Остальные грамоты касались различных аспектов хозяйственной деятельности монастыря в XVII веке 21.

VIII. Монастырские праздники

В храмовые праздники, а именно: 7 апреля (нового стиля) - на день Благовещения Пресвятой Богородицы, 22 мая и 19 декабря (нового стиля) - на дни Святителя и Чудотворца Николая - ежегодно бывали крестные ходы вокруг монастыря. В понедельник, среду и пяток на Светлой неделе также дважды бывали крестные ходы вокруг монастыря. На Крещение Господне (19 января), Происхождение Честных Древ Животворящего Креста (14 августа) и в день Преполовения Пятидесятницы совершались крестные ходы на реку Мологу, где и служились, по чину тех дней, водоосвящения.

IX. Жизнь обители после 1917 года

Весь жизненный уклад монастыря существенно меняется в связи с событиями октября 1917 года. "Спокойной жизни" обители оставался ровно год. Чтобы как-то предотвратить закрытие обители и разного рода экспроприации, решено было по примеру многих монастырей Новгородской губернии образовать из монастырского хозяйства сельскохозяйственную артель. Для управления ею при Моденском монастыре был организован из трудников и послушников рабочий общественный комитет "для пользования и заведования всей хозяйственной частью монастыря". Из членов этого комитета образовали постоянно действующий орган из четырех человек 22. Необходимо отметить тот факт, что сельхозартель существовала продолжительное время, не вызывая особых нареканий в своей работе со стороны местных советов, причем деятельность ее получала одобрение. Так, в 1920 году земельный отдел Моденского Плотичьевского волисполкома даже выдал Николо-Моденскому монастырю своеобразный документ, удостоверявший, что "насельники Моденского монастыря (общим числом 23) своими трудами обрабатывают землю и тем добывают средства для своего существования". Свой труд они полагали на обработку имевшихся при монастыре и приписной Шалочской пустыни огородов, полей и покосов. Впоследствии, учитывая тот факт, что наемный труд там не использовался, волземотдел счел возможным все это хозяйство оставить за насельниками обители и дал свое согласие на организацию сельхозартели. Вместе с тем он выступил против наделения землей "жителей монастыря" "не как служащих религиозному культу, а как рядовых тружеников на земле" 23.

Вся деятельность артели ставилась под контроль ВИКа с обязательной для монастыря отчетностью и поименным перечислением членов комитета. Так, избранный в феврале 1921 года монастырский трудовой общественный комитет включал в себя председателя Ивана Александровича Кузевого, члена Ивана Щербакова, секретаря Петра Хромова. В составе ревизионной комиссии находились иеродиакон Павел и послушник Федор Соловьев 24. Они же управляли всей хозяйственной частью монастыря и Шалочской пустыни и в декабре 1921 года 25. Но сельхозартель просуществовала недолго: к концу 1922 года она была ликвидирована. Монастырь был оставлен фактически на выживание. Хотя гонители и не очень усердствовали, тем не менее гонения исподволь совершались, имея завуалированную форму, переходящую в произвол. Уже в марте 1923 года при Моденском монастыре советской властью был открыт совхоз. Вся земля, скот, прочее имущество и хозяйство у монастыря были отняты. Затея оказалась неудачной, и в том же году совхоз ликвидировали. Все бывшее монастырское имущество, по данным настоятеля монастыря игумена Варлаама, включая самую ничтожную мелочь, - увезли26. По давней монастырской традиции еще проводились многолюдные крестные ходы с Чудотворной иконой Святителя Николая, в основном в границах уезда. Так, в октябре 1921 года, икона шествовала в крестном ходе в Филаретову женскую общину, где игуменией была Павла 27. Приносили икону и в Устюжну, где при торжественной встрече всего духовенства и колокольном звоне всех церквей города явленный образ вносился в еще действовавший соборный храм Рождества Богородицы. Обязательно служились всенощное бдение и Божественная литургия. После нее устюжане принимали чтимый образ в своих домах со служением водосвятного молебна и чтением акафиста Святителю Николаю. В 1921-1922 годах икону принимали две волости Череповецкого уезда - Колоденская и Димитриевская. В хождениях принимала активное участие и молодежь обоего пола. Это было исключительным явлением в то трудное время, но отрадным и приятным. Ни открытых оскорблений чувств верующих, ни насмешек не наблюдалось. Вера еще была жива. Во всяком случае, икону Святителя Николая уже упомянутые волости Череповецкого уезда принимали вновь в 1922-1923 годах.

Монастырь был беззащитен перед лицом зла. В ночь с 30 на 31 ноября 1923 года неизвестные злоумышленники похитили из соборного храма драгоценную серебряную ризу с образа Святителя Николая, ободрали с трех евангелий серебряные крышки, украли ковчег с дарохранительницею, потир, дискос, звездицу, лжицу, ковш, два креста 28. К счастью, сама святыня не пострадала и осталась цела: польстившись на тленное, воры забыли о вечном. Местный ВИК не предпринял никаких мер к розыску украденного, проявив пренебрежение и попустительство. Ему важно было другое. Игумен Варлаам пишет: "На хождение (с иконой - М. X.) каждый год испрашивается у властей разрешение, которое неохотно властями разрешается и недешево обходится" (выделено мною - М. X). Местные большевики не упускали возможности нажиться на том, что составляло чуждую им святыню. Настоятель вынужден был прибегать к помощи епископа Устюжнского Феодора и просил благословить и содействовать хождению с иконой Святителя Николая как последней мере для поддержания и существования обители 29. Возможно, что заступничество епископа и возымело действие, поскольку общине верующих Моденского монастыря было дано разрешение провести крестный ход 10 июня 1924 года в Филаретову пустынь. Маршрут туда пролегал по малонаселенным местам. Пролетарский волисполком определил продолжительность хода днями поазднования в пустыни иконе Тихвинской Богоматери 8-9 июля 30. Больше никаких сведений о проведении крестных ходов мы не имеем. Известно лишь о передаче иконы Святителя Николая 24 ноября 1929 года из закрытого для богослужений Николо-Моденского монастыря в Моденскую Спасо-Преображенскую приходскую церковь. Святыня была помещена в позолоченный киот. На иконе имелась медная посеребренная риза с металлическим позолоченным венчиком над главою Святителя, украшенным стразами. В дополнение к иконе передали из монастырского соборного храма медный посеребренный подсвечник и три металлические лампадки. Куда ушла потом чудотворная икона из Спасо-Преображенской церкви, не ясно 31.

Николо-Моденский монастырь все время оставался в юрисдикции Святейшего Патриарха Тихона, подчиняясь поставленным им епископам и не уклоняясь в обновленческий раскол. Монастырь непосредственно подчинялся в церковном отношении благочинному монастырей Новгородской епархии архимандриту Тихвинского Успенского монастыря Антонию и своему святителю - митрополиту Новгородскому и Старорусскому Арсению (Стадницкому). Так, по его представлению ко дню Святой Пасхи 3 апреля 1922 года иеромонах Варлаам, настоятель обители, был награжден Святейшим Патриархом Тихоном саном игумена.

До назначения преосвященного Феодора викарием Новгородской епархии монастырь был подчинен возведенному в сан епископа Тихвинского Антонию, одновременно остававшемуся и настоятелем Тихвинского монастыря. В своем личном письме от 14 декабря 1923 года иеромонаху Варлааму, настоятелю Моден-ского монастыря, и игумений Павле, начальнице Филаретовой пустыни, Антоний сообщает о своей хиротонии. Резолюцией Святейшего Патриарха Тихона и Высшего Церковного Управления при нем от 8 ноября 1923 года за № 105 он, настоятель Большого Тихвинского монастыря, наречен во епископа Тихвинского, викария Новгородской епархии, и хиротонисан 11 ноября 1923 года в Москве, в Покровской церкви, что в Левшине, Святейшим Тихоном и архиепископами: Уральским Тихоном, Курским Иувеналием. В свидетельство своего законного канонического поставления он сообщает, что имеет удостоверение от 12 ноября 1923 года за № 97, выданное в Москве в Донском монастыре. Управляющим Новгородской епархией епископом Крестецким Серафимом ему, Антонию, поручено в числе других дел и управление монастырями Устюжнского уезда. К отправлению своих обязанностей он приступил 28 ноября 1923 года32 .

Необходимо упомянуть, что приходское духовенство в окрестностях монастыря хоть и не поголовно, но уклонилось в обнов.

ленчество во время пребывания территории в составе Череповецкой губернии. Именно там действовал обновленческий архиепископ Череповецкий Иоанн Звезд кин, друг главы обновленчества Александра Введенского, проводивший напористую проповедническую деятельность и раздававший награды для вербовки сторонников. Активность обновленцев спала с переводом Иоанна в Сталинград. Именно на эти годы и приходится деятельность епископа Устюжнского Феодора - единственного епископа с этим титулом. Репрессии заставляли патриарха Тихона рукополагать епископов практически во все значимые города, поскольку многие кафедры могли остаться без иерархического окормления, а новорукоположенные архиереи подвергались арестам и попадали в застенки и концлагеря.

Преосвященный Феодор (Яковцевский) был хиротонисан во епископа Устюжнского 24 марта 1924 года. Хиротонию его совершали Святейший Патриарх Тихон, митрополит Крутицкий Петр и епископ Гавриил (позднее - архиепископ Кингисеппский). В Устюжну новоназначенный епископ прибыл где-то в конце апреля и сразу же приступил к исполнению своих обязанностей. Первым его делом стала ликвидация обновленческого раскола в Устюжнском викариате. С этой целью Феодор разослал по благо-чиниям Записку со своими предложениями. Такая Записка за № 52 была получена и благочинным IV округа протоиереем Александром Кушниковым , в благочинии которого находился Николо-Моденский монастырь. Епископ сообщает, что если духовенство IV округа желает быть в церковном каноническом общении со Святейшим Патриархом Тихоном и с ним, епископом, поставленным Патриархом, то оно должно дать о том письменное обязательство. Суть его заключалась в непризнании обновленческого Синода и Собора 1923 года, признании Святейшего Патриарха Тихона и епископа Феодора, возношении их имен за богослужением, отказе от наград, данных в 1923-1924 годах обновленческим архиепископом Череповецким Иоанном Звездки-ным. Феодор требует отказаться от подчинения Череповецкому епархиальному управлению, ибо некоторая часть духовенства не понимала его обновленческой сути. Необходимо было также предоставить все сведения о церквах округа, о причте и, наконец, заявления лично епископу Феодору о желании быть в общении с ним 34.

26 мая 1924 года Феодор возводит настоятеля Моденского монастыря иеромонаха Варлаама в сан игумена 35.

Решением уездного собрания духовенства и мирян Устюжнского уезда, состоявшегося в августе 1924 года, была определена сумма средств "на содержание уездного епископа", причем довольно скромная. Так, на жалованье, столовые и прочие расходы личного характера отпускалось 600 рублей. Квартира в три комнаты для епископа и его келейника с отоплением и освещением стоила 156 руб. Содержание келейника и его жалованье при готовом столе составляло 60 рублей. Разъездные годовые средства - 100 рублей36 .

Было сделано крайне важное дополнение к решению: "...радуясь тому, что церковная смута в уезде изжита, единогласно постановили находиться в каноническом общении со Святейшим Патриархом и поставленным им в Устюжну епископом..." 37. Церковная справедливость была восстановлена. Епископ Феодор недолго пробыл на кафедре; по неизвестным причинам он с 1926 года был на покое 38.

К 1924 году численность монашествующих в Моденском монастыре заметно сократилась. Властями запрещалось принятие новых послушников в надежде, что иноческая жизнь прекратится сама собой и обитель можно будет быстро закрыть.

Тем не менее 6 мая 1924 года Федор Соловьев подал прошение игумену Варлааму о принятии на послушание. С него была взята подписка о подчинении и послушании настоятелю и братии. Смысл этой подписки сводился к следующему. Соловьев должен был:

1) иметь послушание к настоятелю и братии, полное и беспрекословное во всем подчинение, ни в какие дела не вмешиваться;

2) нести послушание: ночной караул с 24 часов до 5 часов утра ежедневно;

3) производить звон в большой колокол в воскресные и праздничные дни;

4) довольствоваться тем помещением, которое занимает в настоящее время, ремонтов не просить;

5) разных кощунственных песен не петь и действий не производить;

6) самовольных отлучек из обители без ведома настоятеля или его заместителя не делать;

7) от обработки и пользования землею в монастырской ограде отказаться и не производить работ согласно предписанию местного исполкома39 .

Со всем этим Федор Соловьев согласился. С разрешения Моденско-Плотичьевского ВИКа в монастыре был установлен ночной караул с отбиванием ночных часов в малый колокол 40. В том же 1924 году в связи с образованием самостоятельного прихода в Шалочской пустыни (Глины) и передачей храма с имуществом общине был отозван служивший там иеромонах 41. Деятельность обители парализовалась жестокими условиями аренды всех зданий монастыря, исключая его храмы.

Деятельность монастыря ставилась под усиленный контроль со стороны советских властей.

Извещением Пролетарского ВИКа предлагалось немедленно "выслать список членов президиума кружка верующих общины, а также и личного состава служителей культа и церковного старосты". При всяких перевыборах или изменении состава - немедленно сообщать.

Этот список представляет интересные сведения о людях, поддерживавших обитель в трудные времена и молившихся в ее храмах. Судьба их была затем неоднозначна и во многом трагична. Среди них:

1) Романов Федор Евсеевич, 74 года, житель д. Ванское, председатель общины;

2) Хлысков Михаил Петрович, 42 года, казначей, житель д. Ванское;

3) Кувагин Илья Афанасьевич, 40 лет, секретарь, житель д. Ванское;

4) Гришихин Кузьма Иванович, 42 года, д. Ванское;

5) Космачев Петр Иванович, 58 лет, д. Ванское;

6) Поздняков Иван Алексеевич, 56 лет, д. Ванское;

7) Баляков Андрей Антонович, 70 лет, д. Попчиха;

8) Павлушев Егор Михайлович, 60 лет, д. Плотичье;

9) Логинов Егор Димитриеви ч, 59 лет, д. Слуды. Последние шесть человек были членами президиума и состояли в общине при Николо-Моденском монастыре с 1 марта 1924 года. Все они "занимались хлебопашеством", то есть были крестьянами. По их возрастному составу можно понять, что вера в российской деревне не исчезла, несмотря на репрессии и давление "строителей будущего".

Тот же список включал и братию Николо-Моденского монастыря или, говоря "советским языком", "служителей культа Никольской общины". Запомним имена и этих людей, впишем и их в свои синодики для поминовения:

1) Нагольский Варлаам Александрович, 55 лет, уроженец города Тихвина; в монастыре жил с 10 декабря 1920 года (настоятель - М. X.);

2) Решилов Дионисий Трофимович, 71 год, из д. Гребцово Тверской губернии; в монастыре с 16 октября 1896 года, иеромонах;

3) Елхачев Митрофан Васильевич, 64 года, из д. Болозново Кирилловского уезда; в монастыре с 13 сентября 1910 года, иеромонах;

4) Силин Петр Иванович, 51 год, из д. Лентьево Устюжнского уезда, в монастыре со 2 октября 1921 года;

5) Табунов Павел Александрович, 53 года, из с. Никольского Тихвинского уезда; дата появления в монастыре неизвестна;

6) Жаринов Александр Матвеевич, из с. Чирец Устюжнского уезда; в монастыре с 20 июня 1918 года 42.

Имена перечисленной здесь братии - монашеские. При стечении всех обстоятельств игумен Варлаам просил епископа Фео-дора об увольнении от должности настоятеля монастыря "по расстроенному здоровью" и "дать отпуск для приискания места"43 Но тем не менее остался в обители до ее конца.

Николо-Моденский монастырь продолжал жить, службы в монастырских храмах совершались еще в ноябре 1929 года. Именно этим временем датируется поминальная записка диакона Крутецкой церкви Николая. В ней упоминаются имена Святейшего Патриарха Тихона, митрополита Вениамина (расстрелянного в 1922 году), схиигуменьи Ангелины, иеросхимонаха Гурия (основателя Шалочской пустыни), схимонаха Филарета (основателя Филаретовой пустыни), схимонаха Афанасия, протоиерея Флора, диакона Николая, чтеца Стефана 44.

В ноябре 1929 года Николо-Моденский монастырь был закрыт "для церковного богослужения". Но, возможно, кто-то из прежней братии оставался там и продолжал служить. Факт этот подтверждает записка "о здравии", поданная в ноябре 1930 года. Лица, упомянутые в ней, очень интересны. Это игуменья Филаретовой пустыни Павла с сестрами, Кириак (Серебренников, строитель зданий пустыни), митрополит Иосиф (Петровых, бывший в ссылке в монастыре), послушница Александра (Собакина, бывшая в Филаретовой пустыни с 1920 года) 45. После закрытия началось разрушение. К 1944 году ограда была сломана, а монастырские здания снесены или перестроены. Ныне на месте обители изуродованные и надстроенные братские келий и деревянный флигель. Холмики отличают место монастырских церквей. Рядом - руины Спасо-Преображенской церкви Моденского погоста.

Но люди знают, что наши обители (в том числе и Николо-Моденская) были великими тружениками, имели хорошо поставленное хозяйство, являлись духовными центрами нашего Отечества. Монастыри собирали человека вокруг самого главного для него - вокруг его духовного стержня46.

Даже разоренный и поруганный, Николо-Моденский монастырь по-прежнему таит в себе святость. Возможно, еще живы люди, помнящие последние годы жизни обители, иноков, знающие их судьбу или имеющие какие-то фотографии и вещи, связанные с Николо-Моденским монастырем. Просим их поделиться своими воспоминаниями с автором.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Амвросий, архимандрит. История Российской Иерархии. Ч. V. М., 1813. С. 92-93.

2.Архив Устюженского краеведческого музея (далее - Архив УКМ). Коробка ДП-30. Историко-статистическое описание третьеклассного Николаевского Моденского монастыря. Рукопись.

3.Токмаков И. Историко-статистическое и археологическое описание города Устюжны с уездом Новгородской губернии. М., 1897. С. 87-88.

4.Субботин Н. Архимандрит Феофан, настоятель Кирилло-Новоезерского монастыря. СПб., 1862. С. 2-5.

5.Четыркин Ф.В. Минувшие судьбы Петербургского края. СПб., 1903. С. 104-111. См. о нем приложение 1 к данному очерку.

6.Феодор (Яковцевский, 1866-1937 ?), впоследствии - архиепископ Владимирский. Биографические сведения о нем любезно предоставлены Высокопреосвященным митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном (Снычевым), за что благодарим его. См. приложение 2 к данному очерку.

7.Хрусталев М.Ю., Гусев О. А. Митрополит Петроградский Иосиф (Петровых) в сонме Новомучеников и Исповедников Российских // Устюжна. Историко-литературный альманах. П. Вологда, 1994.

8.Историческая справка - заметка о монастырях Новгородских // Труды Новгородского церковно-исторического общества. Том первый. Новгород, 1914. С. 95.

9.Токмаков И. Указ. соч. С. 93-94; Архив УКМ. К. ДП-30. Историко-статистическое описание... С. 20-24.

10. Архив УКМ. К. ДП-30. Историко-статистическое описание... С. 24-27; ТокмаковИ. Указ. соч. С. 94-95. // Toкмaкoв И. Указ. соч. С. 92.

12.Архив УКМ. К. ДП-30. Историко-статистическое описание... С. 8.

13.Церковь Николаевского Моденского монастыря во имя Святителя Николая Чудотворца // Труды Московского Предварительного Комитета по устройству XV Археологического Съезда. М., 1911. С. 78; Церковь Святого Николая Чудотворца в Моденском монастыре Устюжнского уезда. 1671 год - реставрирована в 1802 году // Записки Императорского Русского Археологического Общества. Т. 6. М., 1893. Рис. 32.

14.Архив УКМ. К. ДП-30. Историко-статистическое описание... С. 7.

15 Там же. С. 9.

16 Там же. С. 8.

17 Там же. С. 10.

18 Там же. С. 12.

19 Там же. С. 13.

20 Там же. С. 16-19.

21 Там же. С. 28-32.

22. Там же. К. 43. Шифр Ц. Заявление в Череповецкий губернский земельный отдел от Рабочего комитета Моденского Николаевского монастыря Устюжнского уезда от 3/16 декабря 1921 года.

23. Там же. Удостоверение Моденского Плотичьевского волостного отдела Моденскому монастырю. 1920 год.

24. Там же. Извещение Моденскому Плотичьевскому волостному исполкому от 19 февраля 1921 года.

25. Там же. Заявление в Череповецкий губернский земельный отдел... от З/16 декабря 1921 года.

26.Там же. Доклад епископу феодору Устюжнскому настоятеля Николо-Моденского монастыря иеромонаха Варлаама. 1923 год.

27.Там же. Письмо иеромонаха Варлаама игумение Павле. Октябрь 1921 года. Автограф.

28.Там же. Доклад епископу Феодору Устюжнскому настоятеля Николо-Моденскогй монастыря иеромонаха Варлаама. 1923 год.

29 Там же.

30.Там же. Разрешение общине верующих Моденского монастыря на проведение крестного хода с иконой Свт. Николая от 10 июня 1924 года.

31. Там же. Опись церковных зданий и церковного имущества, принадлежащего Моденской Спасо-Преображенской церкви Устюжнского уезда Череповецкой губернии и переданного во временное и бесплатное пользование группе верующих при сей Моденской церкви. 1929 год. Л. 10.

32.Там же. Извещение настоятелю Моденского монастыря иеромонаху Варлааму и начальнице Филаретовой общины игумение Павле епископа Тихвинского Антония от 1 /14 декабря 1923 года. Автограф.

33.Александр Кушников, протоиерей, настоятель Спасо-Преображенской Моденской церкви и благочинный IV округа. Назначен священником после окончания курса в Новгородской духовной семинарии 27 мая 1877 года // Новгородские Епархиальные ведомости. 1877. С. 187.

34.Архив УКМ. К. 43. Записка епископа Феодора Устюжнского за № 52 от 19 мая (13 июня) 1924 года. Автограф.

35.Там же. Записка от 6 мая 1922 года благочинного монастырей архимандрита Антония иеромонаху Николо-Моденского монастыря Варлааму. Вверху подпись (автограф) епископа Феодора: "26 мая ст. ст. 1924. Возведен в сан игумена. Еп. Феодор".

36.Там же. Протокол уездного собрания духовенства и мирян Устюжнского уезда от 6 августа 1924 года. Л. 1.

37 Там же. Л. 2.

38. По сообщению Высокопреосвященного митрополита Иоанна (Снычева).

39.Архив УКМ. К. 43. О принятии в Моденский монастырь на послушание Федора Соловьева 6 мая 1924 года.

40.Там же. В Моденско-Плотичьевский волостной исполком настоятеля Николо-Моденского монастыря иеромонаха Варлаама заявление от 14 января 1924 года.

41.Там же. Извещение Устюжнскому церковному Совету секретаря Преосвященного священника Е. Лебедева за № 283 от 12 сентября 1924 года.

42.Там же. Список президиума и культовых служащих Николаевской религиозной общины. 1924 год.

43.Там же. В Устюжнское уездное церковное Правление настоятеля Николаевского Моденского монастыря иеромонаха Варлаама прощение за № 7 от 27 января 1924 года.

44.Там же. Поминальная записка диакона Николая от 29 ноября 1929 года.

45.Там же. Заздравная записка из Филаретовой пустыни. 1930 год.

46.Глаголы жизни. Православный журнал. М., 1992. № l.C. 25.

ПРИЛОЖЕНИЕ I
Митрополит Гавриил (Петров)

Составлено по книге: Четыркин Ф. В. Минувшие судьбы Петербургского края. СПб., 1903. С. 104-111.

ПРИЛОЖЕНИЕ II
Феодор, архиепископ Владимирский

В миру Константин Михайлович Яковцевский. Родился 28 декабря 1866 года. В 1886 году окончил Новгородскую духовную семинарию. С 27 февраля 1887 года назначен надзирателем при ней. 25 января 1888 года рукоположен в сан иерея к Николо-Знаменской церкви. С 5 июля 1889 года - благочинный III округа г. Новгорода. С 19 октября 1889 года - законоучитель им открытой церковно-приходской школы. С 31 июля 1898 года - священник Тихвинской кладбищенской церкви в Новгороде. С 15 августа 1901 года - законоучитель Никольского земского училища, с 1 сентября 1905 года - в Федоровской приходской школе, с I сентября 1908 года - в 9-м приходском училище. Был членом консистории Возведен в сан протоиерея 26 мая 1914 года. Делопроизводитель епархиального совета в 1915 году. С июля 1922 года - секретарь уездного отдела здравоохранения. 9/22 марта 1924 года пострижен в монашество и возведен в сан архимандрита. 23 марта того же года хиротонисан во епископа Устюжнского. С апреля 1924 года по июнь 1925 года управлял Старорусским викариатством. С 1926 года - на покое С 1 марта 1929 года - епископ Новоторжский, викарий Тверской епархии, асЗ апреля 1930 года - епископ Олонецкий и Петрозаводский. С 27 марта 1934 года назначен епископом Рыбинским, но от этой кафедры отказался, оставлен епископом Олонецким. 9 июля 1934 года возведен в сан архиепископа, а с 30 ноября 1935 года был архиепископом Псковским. С 11 августа 1936 года - архиепископ Владимирский. Уволен на покой 3 февраля 1937 года. По отзывам Новгородского духовенства ему был дан эпитет: "Ума палата". Год смерти неизвестен, скорее всего, репрессирован.

Сведения любезно предоставлены автору Высокопреосвященным Иоанном, митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter