пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Томсинский С. В.
Материалы раскопок на территории угличского кремля как источник для уточнения хронологии фортификации раннесредневекового Углича
В настоящее время на территории исторического центра города Углича – кремля, расположенного на плато правого берега Волги при впадении ручьев Шелковки и Каменного, отсутствуют остатки дерево-земляных укреплений XVII в., зафиксированных писцовой книгой по Угличу 1673-4 гг. Никаких достоверных сведений о системе укреплений Углича до первого десятилетия XVII в. в письменных источниках не сохранилось, хотя никто из исследователей никогда не сомневался в их существовании. Следует учесть, что представления всех историков и краеведов, проявлявших интерес к этой проблеме, о фортификации Углича в эпоху раннего средневековья до середины 1990-х гг., помимо упомянутой выше писцовой книги 1673-4 гг., могли основываться только на топографии кремля и прилегающих участков посада XVIII – XIX вв. и на общих соображениях о развитии оборонительного зодчества Древней Руси, следовательно, эти представления ex officio оставались сугубо умозрительными до проведения планомерных археологических исследований. (1) Тем не менее, недостаток исходных данных, как это часто бывает, стимулировал попытки уточнить хронологию угличских укреплений, от которых на уровне современной дневной поверхности не осталось решительно никаких следов. Первым высказал предположение о существовании древнейшего поселения на мысовой площадке кремля и о сооружении вала и рва между Каменным ручьем и Шелковкой не ранее XV в. высказал В.И. Ерохин. И.В. Дубов признал, что небольшая мысовая площадка (первоначальные размеры которой, кстати, не устанавливаются из-за сильных разрушений берега оползнями) вполне могла быть местом поселения дьяковской культуры. (2) Между тем, вопрос об укреплениях Углича в начальный период развития города в ретроспекциях политической истории древнерусских государственных образований в Волго-Окском междуречье у некоторых исследователей актуализировался убежденностью в том, что поселение становится городом именно после строительства дерево-земляных укреплений Оставалось только надеяться на то, что ответ на этот вопрос будет найден в процессе археологического изучения антропогенных отложений угличского кремля.

 Раскопки на территории кремля, проводившиеся экспедицией Государственного Эрмитажа в 1994 – 2003 гг., впервые дали достоверные данные как для реконструкции первоначальной топографии мысовой площадки и плато коренного берега Волги при впадении ручьев, так и для характеристики древнейших укреплений раннесредневекового Углича. На участках раскопов 8б и 9 1993 – 94 гг., заложенных в СВ части мысовой площадки, к Ю от церкви царевича Димитрия "на крови", были зафиксированы остатки первых укреплений мысовой площадки. Следует отметить, что раскопки 1993 – 94 гг. велись небольшими площадями по причине наличия в этой части кремля зеленых насаждений, не подлежавших в то время сносу. Тем не менее, на раскопе 8б (общая площадь 24 кв. м) удалось зафиксировать прослойки снивелированной песчаной насыпи, частично перекрывающей остатки сгоревшего деревянного срубного сооружения прямоугольной формы, установленного на невысокой каменной выкладке под нижний венец. Общие размеры этого сооружения по материалам раскопок 1993 г. – м. Постройка была возведена непосредственно на предматериковой прослойке оподзоленной серой супеси общей мощностью до 0,3м, причем на участке раскопов 8а и б впервые были зафиксированы выразительные следы распашки этой почвенной структуры, и столбовые ямы, видимо, на месте каких-то каркасных конструкций, появившихся на участке до сооружения сруба. После пожара, уничтожившего сруб, остатки последнего были засыпаны песком, в котором не обнаружилось никаких следов деревянных конструкций

 На участке раскопа 9 обнаружились остатки еще одного сруба, ориентированного параллельно срубу с участка раскопа 8б, но с интервалом в 6 м. Этот сруб, ЮВ стена которого имела длину м, также был возведен на булыжной вымостке, но более мощной сравнительно с вымосткой под сруб с участка раскопа 8б, с глиняной обмазкой под углами, причем пространство в нижнем венце этого также сгоревшего сооружения было забутовано мелким булыжником и галькой. Сруб с участка раскопа 9 также перекрывали песчаные прослойки общей мощностью до 1,0м, в которых зафиксированы остатки истлевших бревен или плах. Кроме того, было установлено, что возведению сруба предшествовала забутовка сырой глиной истока русла оврага, пересекавшего мысовую площадку в направлении ЮЗ – СВ и впадавшего, как показали дальнейшие исследования, в Волгу к С от Спасского собора.

 Небольшие площади раскопов 8б и 9 ограничивали возможности интерпретации исследованных остатков срубных сооружений, однако уже в 1993 г. стало ясно, что песчаные прослойки, залегающие по В границе мысовой площадки кремля, могут быть только нижней частью снивелированного вала. Время сооружения насыпи определилось находками из почвенных структур, на которых последняя была сооружена : не позднее середины XI в. В 2002 г. на участке раскопа 18, заложенного непосредственно у Ю стены ц. царевича Димитрия "на крови", была зафиксирована часть той же песчаной насыпи, ограниченной с З конструкцией из вкопанных в грунт бревен. Как и на участке раскопов 8б и 9, под насыпью залегали почвенные структуры, сформировавшиеся, судя по находкам, не позднее середины XI в.: предматериковая серая оподзоленная супесь и тонкая прослойка углистой супеси. (3)

 Таким образом, раскопки 1993-94 и 2002 гг. дали материал, позволяющий с достаточной степенью достоверности определить время сооружения вала по периметру мысовой площадки угличского кремля. Более того, после этих исследований можно было уверенно утверждать, что вал, как и на других древнерусских укрепленных поселениях, подвергался неоднократным ремонтам.

 Наконец, в 2003 г. был исследован участок у алтарных абсид Богоявленского собора, непосредственно примыкающий с С к снивелированному в XVIII в. руслу оврага, который отделял мысовую площадку от плато коренного берега (раскоп 19 общей площадью 92 кв. м). Перед началом работ на этом участке, как и по всему периметру кремля, не просматривалось никаких повышений или понижений уровня современной дневной поверхности, соотносимых с остатками дерево-земляных укреплений. Следует отметить, что, как и в предшествующие сезоны, целью раскопок 2003 г. был не поиск остатков вала, защищавшего мысовую площадку кремля в эпоху раннего средневековья, а изучение антропогенных отложений периферийной части мысовой площадки, поскольку предполагалось, что этот вал с напольной стороны проходил южнее участка раскопа 19. Однако, как это нередко бывает, предположения оказались неверными: раскопки 2003 г. впервые дали материал, достоверно характеризующий укрепления раннесредневекового кремля и устанавливающий хронологию нескольких периодов угличской фортификации X – XII вв. При этом выяснилось, что вал, остатки которого ранее фиксировались на участках раскопов 8б, 9 и 18 на В и С границах мысовой площадки был здесь не первой системой укреплений.

Хронология антропогенных отложений и строительные периоды участка раскопа 19. Последовательность формирования антропогенных отложений на участке раскопа 19 установлена с достаточной степенью достоверности. Непосредственно на песчаном материке, как и по всей площади кремля, здесь отложилась прослойка коричнево-серой оподзоленной супеси мощностью до 0,3м. (прослойка №39 по номенклатуре 2003 г.) На участке раскопа 19 находки из прослойки №39 подтвердили это предположение, что что процесс формирования предматериковой прослойки коричнево-серой оподзоленной супеси завершился к Х в. В этой прослойке обнаружены: желтые бусы –"лимонки" (до 30-х гг. XII в.), полосатая зонная бусина (нижняя дата – середина Х в.), черенок ножа, шиферные пряслица, в т.ч. одно со знаком свастики, серебряная сердцевидная выпуклая поясная накладка ( VIII – XI вв.), амулет – зуб хищника со сверлиной, перстневидное височное кольцо с S-видным завитком, браслетообразное височное кольцо с одним заостренным и одним обрубленным концом, втулка мерянского височного кольца. Особого внимания заслуживают находки глиняной льячки, фрагмента тигля и слитка медно-оловянистого сплава, аналогичного слитку с участка раскопа №6 1992 г., также обнаруженному в предматериковой прослойке коричнево-серой оподзоленной супеси. Подобные слитки из клада на городище Выжегша близ Юрьева Польского обнаружены с монетами IX в. (4) В прослойке №39 обнаружены также фрагменты лепной керамики, принадлежащей древнерусской и финно-угорской гончарным традициям и фрагменты круговой посуды с венчиками простых форм (вертикально и косо срезанными по краю). Выпадение в антропогенные отложения этих предметов т фрагментов керамики произошло до строительства первых укреплений мысовой площадки, т.е., если ориентироваться на повествование "Угличского Летописца" из собрания Ростовского музея и материалы раскопок предшествующих сезонов, в период существования на мысовой площадке и береговых террасах Волги поселений финно-угров (мери) и "углян" – видимо, первых переселенцев в Угличское Поволжье с северо-запада Для более конкретным выводов нет данных, но и эта информация представляет несомненный интерес для правильного понимания ситуации на мысовой площадке при впадении в Волгу Каменного ручья до возникновения здесь древнерусского города.

 Стратиграфически с верхним горизонтом прослойки №39 соотносятся 1-4 строительные периоды участка раскопа 19, которыс принадлежат забутовка русла оврага в С части исследованного участка и 17 ям, в т.ч. и столбовых, самой поздней из которых оказалась яма №29, представляющая собой неглубокую помойку с крупными фрагментами лепной и гончарнй орнаментированнгой керамики в заполнении. В соотнесении с индивидуальными находками и керамикой из прослойки №39, эти комплексы свидетельствуют о том, что периферийная часть мысовой площадки входила в "зону обитания" поселений, расположенных на береговых террасах Волги; не исключено, что в какой-то период здесь занимались литейным делом. Для абсолютной датировки 1-4 строительных периодов данных нет, но верхней датой 4 периода, исходя из результатов раскопок предшествующих сезонов, можно уверенно признать середину Х в.

5 и 6 строительные периоды демонстрируют результаты масштабной перепланировки периферийных участков иысовой площадки. К 5 строительному периоду относятся три траншеи частоколов ( ямы №№ 57, 57г, 32) для бревен диаметром не менее 0,2м, ориентированные в направлении СВ-ЮЗ и впущенные в прослойку №39 с ее верхнего горизонта и в материк. (рис. 1). Две траншеи в С части участка раскопа 19 (ямы №№57, 57г,) параллельны, расстояние между ними 1,4м. Столбовые ямы, зафиксированные к С от ямы №57, явно представляют собой остатки каркасной конструкции помоста типа лесов. Третья траншея (яма №32) несколько отстоит к Ю ( на 2,0м) и проложена с заметным отклоненнем от двух первых к ЮВ. Тем не менее, стратиграфически все три траншеи явно образуют единый комплекс, который и можно с полным основанием признать остатками первых укреплений мысовой площадки кремля, сооруженных в середите Х в. Укрепления могут быть реконструированы как система частоколов, причем на внутреннем, очевидно, самом высоком, располагались обороняющиеся, а внешние частоколы представляли собой дополнительные препятствия на пути к внутреннему. Эти частоколы были уничтожены пожаром, разобраны, а траншеи тщательно забутованы.

К 6 строительному периоду принадлежит одна траншея частокола, зафиксированная в ЮВ углу раскопа (яма №40). Стратиграфически эта трашея более поздняя, чем траншеи 5 строительного периода, ориентирована она в ином направлении и вполне возможно была не единственной. Полагаем, что после разборки частоколов 5 строительного периода система укреплений была восстановлена и отодвинута к Ю. О конструктивных особенностях этой системы укоплений по материалам раскопок 2003 г. более определенное представление составить невозможно. Можно лишь полагать, исходя из хронологии антропогенных отложений мысовой площадки, что именно этой системе укреплений принадлежала срубная башня, сгоевшие остатки котрой зафиксированы на участках раскопов 8б и 9.

 Укрепления в виде системы частоколов разной высоты настолько широко распространены у разных народов в разные эпохи, вплоть до недавнего прошлого, что поиски аналогий угличским частоколам 5 и 6 строительных периодов на участке раскопа 19 представляются нам малопродуктивными. Считаем необходимым обратить ванимание на некоторые важные особенности этой системы укреплений.

1. Фортификация из частоколов появляется на мысовой площадке не ранее середины Х в.

2. Для своего времени, с учетом наличия мощных естетственных рубежей обороны (овраги) мысовой площадки эта фортификация может быть признана вполне основательной.

3.Перепланировка укреплений после пожара, зафиксированная на участке раскопа 19, может свидетельствовать (хотя и не свидетельствует однозначно) о некой нестабильности в Угличском Поволжье в середине-второй половине Х в., т.е. в начальный период существования города Углече Поле. Вскоре после пожара, уничтожившего частокол 6 строительного периода, на исследованном участке появляются какие-то сооружения, видимо, хозяйственного назначения, относящиеся к 7 строительному периоду, также сгоревшие. Не вдаваясь в характеристику этих сооружений, отметим, что данных для их абсолютной датировки нет, но просуществовали они очень недолго.

 К 8 строительному периоду на участке раскопа 19 относятся остатки сооружения №1 – новой линии укреплений – деревянных срубных конструкций, заполненных светлым песком и культурным слоем –интенсивно-углистой супесью с многочисленными включениями переженного камня, видимо, поднятой, как и песок, со склонов мысовой площадки. Ширина клетей, обмазанных глиной, достигала 3,5м. Состав находок из заполнения клетей весьма характерен: шиферное пряслице, оселок, черенок ножа, плоская костяная копоушка с гравированным орнаментом. Последняя находка позволяет полагать, что эта линия укреплений возникла не ранее Х – первой четверти XI в., когда в Волго-Окском междуречье бытуют плоские костяные копоушки, (5) а скорее всего, именно в первой четверти XI в. К этому же времени можно отнести и пожар, уничтоживший частокол 6 строительного периода. Таким образом, перед нами остатки "земляной стены" – оборонительного сооружения, возведенного непосредственно на древней дневной поверхности. Стена была ориентирована, как и частоколы 5 строительного периода, в направлении СВ-ЮЗ и располагалась приблизительно по линии этих часитоколов, т.е. севернее частокола 6 строительного периода. О высоте стены и каких-либо конструктивных особенностях, кроме зафиксированных раскопками на участке раскопа 19, судить трудно. Именно строительнство этого оборонительное сооружения, как стало ясно посмле раскопок 2003 г., завершает период формирования горизонта 2 слоя 3 – почвенной структуры, зафиксированной на всех исселдованных участках территории кремля и сформировавшейся в начальный период развития города. Пожар, уничтоживший "земляную стену", вполне может быть соотнесен с летописным повествованием о разорении Верхнего Поволжья в 1149 г. дружинами Мстиславичей. Дело в том, что, как это часто бывало именно в следствие того, что система укреплений обнаружила свою уязвимость, после пожара она была не просто восстановлена или усилена, а радикально перепланирована – с напольной стороны мысовой площадки был возведен вал. Остатки снивелированной насыпи вала зафиксированы в 1-3 пластах на участке раскопа 19 в виде мощных прослоек песка и красноватой глины и отнесены нами к 9 строительному периоду. (рис. 2) Невозможно установить, когда укрепления с напольной стороны мысовой площадки были разобраны. Можно лишь предположить, что это произошло в XV в., когда Андрей Васильевич Большой произвел перепланировку кремля и начал строительство кирпичного дворца в С части мысовой площадки. Однако подтвердить это предположение остоверными данными невозможно. Во всяком случае, окончательно вал был снивелирован не ранее XVIII в. (10 строительный период), поскольку предметы и керамика, датируемые XIII – XVII вв., на участке раскопа 19 отсутствуют. При этом следует отметить, что в Писцовой книге по Угличу 1673-4 гг. ни о каком вале с напольной стороны мысовой площадки не упоминается – очевидно, эта насыпь, сохранявшаяся к этому времени либо целиком, либо частично, не интересовала писцов, поскольку на ней в XVII в. уже не возводились деревянные укрепления, описанные подробно. 11-14 строительные периоды на участке раскопа 19 датируются XVIII – XX вв.

 Подведем краткий итог. Раскопки 2003 г. показали, что в начальный период развития Углича центр новооснованного города был укреплен не валом, а системой частоколов. Есть основания полагать, что аналогичные системы укреплений существовали по периметру ареала застройки и в других древнерусских городах, в которых невозможно было по тем или иным причинам возведение валов (Белоозеро, Ростов) и, видимо, в других поселениях с различными типами планировки, которые к городам однозначно не относятся в том числе и по причине отсутствия остатков дерево-земляных укреплений (например, Усть-Шексна). Перепланировки системы укреплений Углича в XI – XII вв. соотносятся с важнейшими этапами развития города, постепенно превращавшегося в один из заметных центров западных волостей Ростовской земли. Завершился процесс формирования системы укреплений кремля после разорения города татарами "Дюденевой рати" в 1293 г., когда территория кремля была расширена до современных границ. (6)

 
1. Писцовая книга по Угличу 1674-76 гг. 1892. //Труды ЯГУАК. Вып.2. М.

 Платонов С.Ф. 1902. О топографии Угличского “кремля” в XVII в // Труды

 Ярославского областного съезда исследователей истории и древностей

 Ростово-Суздальской земли. М.

2. Дубов И.B. 1985. Города, величеством сияющие. Л., с. 185.

3. Томсинский С.В. Раскопки в угличском кремле в 2002 г. // Государственный

 Эрмитаж. Отчетная археологическая сессия за 2002 г. Спб., 2003, с. 10-14.

4. Леонтьев А.Е. Археология мери. М.,1996, с. 205-207..

5. Горюнова Е.И. 1961. Этническая история Волго-Окского междуречья. МИА, 95. М., с. 103-113; Дубов И.В. 1982. Северо-восточная Русь в эпоху раннего средневековья.

 ( Историко- археологические очерки). Л., с. 120-123; Леонтьев А.Е. Археология мери.

 М.,1996, с. 148-150.

6. Томсинский С.В. 2000. Раскопки на территории Угличского кремля в 1999 г.

 // Государственный Эрмитаж. Отчетная археологическая сессия за 1999 г.

 Спб. с.42-46.

Сокращения.

1. МИА – Материалы и исследования по археологии СССР.

2. ЯГУАК – Ярославская губернская ученая архивная комиссия.

Иллюстрации.

Рис. 1. Углич-2003. Раскоп 19. Материк.

Рис. 2. Углич-2003. Раскоп 19. Стратиграфия. В стенка.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter