18.09.2014

Осенний семестр в школе МАРШ откроется циклом лекций Александра Раппапорта «НАКАНУНЕ»

Интервью-анонс: Сергей Ситар беседует с Александром Раппапортом.

информация:


Александр Раппапорт; Сергей Ситар © МАРШ
1. 
Сергей Ситар: 
– За пять лет существования блога «Башня и лабиринт» Вами было написано и опубликовано порядка двух тысяч статей по проблемам теории архитектуры, градостроительства, художественного восприятия, проектной методологии и архитектурного образования. Очевидно, что отправным пунктом для всех этих текстов послужило осознание того, что мировая культура вступает в принципиально новую фазу, требующую кардинального переосмысления миссии архитектуры, ее места среди других видов человеческой деятельности и ее исторического пути. Цикл из пяти Ваших лекций, запланированный на начало осеннего семестра в школе МАРШ, мыслится как своего рода «удар в набат» – энергичный профессиональный манифест, который, с одной стороны, подводит итог длительной и почти необозримой для стороннего взгляда теоретической работы, а с другой – переключает ее в более открытый, инклюзивный и дискуссионный формат. Не могли бы Вы, в порядке авторского анонса, осуществить и представить здесь предварительную содержательно-ориентирующую разметку Вашего выступления, намеченного на первую неделю октября? Прежде всего: в чем, с Вашей точки зрения, состоит сущностная специфика современной культурной ситуации, и изменилась ли Ваша оценка сложившегося положения дел с августа 2009 года – момента основания вашего блога?

Александр Раппапорт: 
– Действительно, предстоящие пять лекций или бесед («пять вечеров» в МАРШе) я бы хотел представить как итог предыдущих и в то же время программу дальнейших работ. Видимо, сам я стал чувствовать, что, работая в герметическом режиме блога, я теряю какую-то важную связь с коллегами по профессии и с тем, что можно было бы назвать самой ситуацией, сколько бы текстов я ей не посвящал.
 
Если попытаться в одном слове обрисовать основную мысль, или проблему, которая меня сейчас занимает, то это будет слово «магический».

Я прекрасно понимаю, что в наши дни репутация этого слова оказалось с сильно подмоченной. Бесконечные публикации в духе «Нью Эйдж» – гороскопы, гадания, целители, ясновидящие и предсказатели, забившие интернет и печать, ТВ и СМИ – у всех  здоровых людей вызывают оправданное  подозрение.

Тем не менее, я полагаю, что архитектура, запутавшаяся в своих теориях и хватающаяся, как утопающий за соломинку, за всякое новое слово в философии постструктурализма, синергетики, когнитивной психологии и т.п. – делает это не только потому, что ее собственный предмет и метод за последние 500 лет оказался размыт наукой и техникой, но и потому, что до сих пор не осознается природа архитектуры как именно магической практики. И эта магическая практика, сколько бы не пытались ее выставить в смешном виде – хоть в алхимии, хоть в эзотерике, хоть в интуитивизме – продолжает жить во всех сферах культуры, хотя именно в архитектуре она играет особенно существенную роль, так как  архитектура – наследница архаических магических практик. Хотя в наши дни эти практики  сместились с коллективных ритуалов в область индивидуальной творческой интуиции.
 
2. 
Сергей Ситар: 
– Почему именно с архитектурой вы связываете надежду на преодоление системного цивилизационного кризиса, в котором мы очутились? Почему, в частности, не с современным искусством, которому, как кажется, сама сегодняшняя международная культура делегирует роль своего принципиального диагноста и концептуального лидера? Как вы мыслите нынешнее и (гипотетически) оптимальное отношение между архитектурой и сферой современного искусства?

Александр Раппапорт: 
– Ответ на первый вопрос сам приводит к ответу на второй. Я вижу в архитектуре то звено культуры, которое в силу своей архаической отсталости, именно в силу этой своей рудиментарной магичности и может стать точкой роста совершено новых инициатив и по-новому осветить те цивилизационные проблемы, которые охватили ныне глобальное человечество, а именно вопросы о смысле жизни в системе планетарного существования. Эти чувства были пробуждены экологическим алармизмом Римского клуба в шестидесятые годы, но затем экологическая тема как-то утонула в коммуникативном взрыве, и новая волна этой планетарной совести начнет подниматься уже в нашем столетии.

Именно в этой связи мне хотелось бы рассматривать идею прогресса и ее тень – деградацию активности духа, выливающуюся в чувство урбанистической депрессии и породившей тогда же, на рубеже шестидесятых, Ситуационистский интернационал.
 
К сожалению, современное искусство в последнее время стало формой политической оппозиции бюрократии и превратилась в некую частную практику символического протестантизма.

Думаю, что такое искусство может исчезнуть так же быстро, как и архитектура. На место и архитектуры, и искусства приходит дизайн как институт новой потребительской цивилизации, и его стратегия обслуживания модного потребления становится новой угрозой для сохранения планетарной цивилизации. 

Поэтому вопрос о соотношении  архитектуры, искусства и дизайна остается в числе основных. Но решать его в каком-то отвлеченном виде бессмысленно. Решение может быть получено только в процессе интенсивного развития творческих инициатив всех трех сфер.
 
3. 
Сергей Ситар: 
– В одной из ваших ранних интернет-публикаций вы рискнули предположить, что ожидаемый глобальный архитектурный прорыв начнется именно в России – не из-за православия и наследия русского авангарда, а в качестве компенсации за ее неисчислимые страдания. Повлияли ли как-то на эту вашу надежду политические события, случившиеся в РФ за последние три года и особенно в первой половине года текущего?

Александр Раппапорт: 
– Шансы российской культуры в области новых идей сегодня растут по мере ослабевания творческой инициативы в иных странах. Западная архитектура, насколько я ее понимаю, в последние десятилетия оказалась должником постструктурализма и постмодернизма, но сама по себе в этих движениях никаких новых перспектив не нашла. Российская архитектура, идя по пути прямого включения западной архитектуры в свой ландшафт и западных идей в свои теории, практически проигрывает Западу. При этом продуктивное освоение западного опыта идет слишком медленно. Достаточно сказать, что у нас нет переводов таких  теоретиков архитектуры как  К. Александер, М. Тафури, Дж. Рикверт, М. Вигли и многих других. Но ликвидировать культурное отставание не достаточно. Необходимо начинать свой собственный прорыв, а мечтательство русского футуристического и космического авангарда заменить анализом сложившейся планетарной ситуации. Если Россия этого не сделает в ближайшие десятилетия, она окончательно упустит шанс, которым она смогла частично воспользоваться в начале XX века, но который затем почти выпал у нее из рук.

Восточные страны, такие как КНР, находятся сегодня на старте и, возможно, вскоре сумеют обратить свой тысячелетний философский и культурный потенциал на пользу новой архитектуре. Но в России, лежащей между Востоком и Западом, может сложиться та уникальная зона активного равновесия, которая станет питательной для самых далеко идущих программ. Молодой русский язык, сегодня с такой жадностью впитывающий  англицизмы, в XXI веке может породить новый  словарь понятий гуманитарной культуры, доступный в глобальном масштабе именно с помощью интернета. Но в еще большей степени российская  архитектурная интуиция, начавшая пробиваться в «бумажной  архитектуре» восьмидесятых годов – как бы эхом русского обэриутства, сможет создать и в теории, и в проектировании, и в практическом строительстве новые формы городской архитектуры и новые формы расселения.  

Разумеется, в такой перспективе внутренние междоусобные конфликты наших дней должны быть забыты как страшный сон, – важно, чтобы наша талантливая молодежь смогла отдавать все свои силы мирному постижению, проектированию и строительству новой планетарной цивилизации, не знающей границ.
***
 
Лекции Алексадра Раппопорта «Накануне» пройдут в МАРШ 1, 2, 3, 6 и 7 октября. 
Начало 1 октября в 16 часов, в остальные дни в 19 часов.
Дополнительную информацию смотрите на сайте МАРШ и на странице МАРШ в Фейсбуке
 

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Андрей Романов
  • Карен  Сапричян
  • Александр Скокан
  • Сергей  Цыцин
  • Андрей Гнездилов
  • Владимир Плоткин
  • Владимир Биндеман
  • Евгений Герасимов
  • Илья Уткин
  • Всеволод Медведев
  • Сергей Кузнецов
  • Андрей Асадов
  • Александр Бровкин
  • Олег Мединский
  • Даниил Лоренц
  • Павел Андреев
  • Александр Попов
  • Никита Бирюков
  • Александр Асадов
  • Николай Миловидов
  • Валерия Преображенская
  • Никита Токарев
  • Игорь Шварцман
  • Алексей Иванов
  • Михаил Крымов
  • Вера Бутко
  • Наталья Сидорова
  • Арсений Леонович
  • Анатолий Столярчук
  • Юлий Борисов
  • Олег Карлсон
  • Роман Леонидов
  • Дмитрий Ликин
  • Александра Кузьмина
  • Сергей Труханов
  • Сергей  Орешкин
  • Сергей Скуратов
  • Антон Надточий
  • Полина Воеводина
  • Михаил Канунников
  • Тотан Кузембаев
  • Дмитрий Васильев
  • Зураб Басария
  • Наталия Шилова
  • Юрий Виссарионов
  • Левон Айрапетов
  • Валерий Лукомский
  • Алексей Гинзбург
  • Никита Явейн
  • Екатерина Кузнецова
  • Олег Шапиро
  • Алексей Горяинов
  • Сергей Эстрин
  • Константин Ходнев
  • Илья Машков
  • Юлия Тряскина
  • Сергей Чобан

Постройки и проекты (новые записи):

  • Всероссийский научно-исследовательский институт радиоаппаратуры
  • Жилой дом на Борисовской улице
  • Реконструкция здания Провиантских складов
  • Реконструкция Русского музея
  • Оспедале дель Анджело
  • Banca dell’Occhio
  • Новое здание префектуры города Фукуока
  • Консерватория Lucille Halsell в ботаническом саду Сан-Антонио
  • Культурный и атлетический центр Mycal

Технологии:

08.12.2016

Безрамное финское остекление Lumon для ресторана в Канаде

Как сделать кафе посещаемым в любую погоду? Ответ простой – только остекление!
ЗАО "Лумoн"(LUMON)
07.12.2016

Проект компании Forbo «Вдохновение Винсента Ван Гога»

Совместно с Музеем Крюллер-Мюллер и Музеем Ван Гога было создано 6 дизайнов, напечатанных с помощью цифрового принтера на покрытии Forbo Flotex.
Forbo Flooring Systems
05.12.2016

Кирпичная оболочка Skuratov House

О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
05.12.2016

Ревитализация газовых башен


ООО «АС Татпроф»
02.12.2016

Hovard Palace

Для элитном ЖК в духе неоклассики, строительство которого по проекту Михаила Белова недавно завершилось в Петербурге, по специальному проекту были изготовлены дубовые окна с фурнитурой «РОТО ФРАНК».
РОТО ФРАНК
другие статьи