26.03.2008

Удвоение амбиций. У пермского конкурса два победителя

Подведены итоги открытого архитектурного конкурса на проект здания нового музейного центра в Перми, организованного Центром современной архитектуры (Ц:СА). Главный приз поделили пополам швейцарский архитектор Валерио Олджати и Борис Бернаскони. Третью премию присудили Захе Хадид. Петер Ноевер радуется «что остался жив», Петер Цумтор предложил построить отдельный музей для пермской деревянной скульптуры, а стилевые предпочтения меняются не в пользу дигитальности

информация:

Архитектор Петер Цумтор. Председатель жюри конкурса. Фото Ю. Тарабариной
Архитектор Петер Цумтор. Председатель жюри конкурса. Фото Ю. Тарабариной открыть большое изображение

Конкурс PermMuseumXXI организаторы называют самым амбициозным в Новой России, и для этого есть все основания. Это первый открытый архитектурный конкурс, организованный для России, в котором наравне участвовали российские и иностранные архитекторы, в том числе и «звезды». Первый тур конкурса был проведен летом – тогда эксперты рассмотрели более 300 портфолио архитекторов из 50 стран, и выбрали из них 25 мастерских, которые участвовали во втором туре – собственно, проектировали музей. Для этих архитекторов устроили поездку в Пермь, показали коллекцию, для которой они будут проектировать.

Музей должен стать знаковым объектом, преобразить унылую часть города, привлечь туристов. Словом, стать «пермским Бильбао». Председатель жюри Петер Цумтор однако усложнил задачу: согласно его убеждению, такой конкурс должен не только создать знаковый объект, но и открыть новые имена – способствовать продвижению молодых дарований. Таким образом в идеале должен был возникнуть знаковый объект по проекту не-звезды, точнее, будущей звезды.

Итак, 24 марта были вскрыты конверты с результатами голосования, и оказалось, что два объекта набрали одинаковое количество баллов. Поэтому вместо первой ($100 000) и второй ($ 70 000) премий присудили одну общую на двоих, сложив награду и поделив пополам – каждому по $ 85 000. Равноправными победителями стали Борис Бернаскони и Валерио Олджати. Кто из двух победителей будет проектировать дальше и строить, неизвестно. По словам директора Ц:СА Ирины Коробьиной, заказчик, министерство культуры Пермского края, взял тайм-аут и размышляет, как именно поступить.

Проект швейцарского архитектора Валерио Олджати представляет собой башню, причудливый силуэт которой составлен из семи или восьми прямоугольных ярусов различной ширины, нанизанных на общий стержень. Все фасады расчерчены одинаковыми полуовалами, похожими на гигантскую уплощенную бахрому. Эта форма также напоминает дворец Алворада Оскара Нимейера, и еще больше – нечто советское. Можно подумать, что здесь был взят за основу собирательный образ брежневского музея, размножен в различном масштабе, а потом эти клоны поставлены друга на друга в произвольном порядке – получилась своего рода нерегулярная пирамида. Но здание достаточно высокое (многие другие проекты прижимаются к земле), а из больших окон открываются виды на пермские окрестности, на город и реку Каму.

Говоря об этом проекте, Петер Цумтор сразу признался, что все российские члены жюри возненавидели его с первого взгляда. Затем, отвечая на вопрос журналиста Сергея Хачатурова – по каким принципам выбрали эту пагоду? – Цумтор сказал, что здание «растет как дерево» и открывает виды вокруг себя. Вероятно, заметил председатель жюри конкурса, русские увидели в нем нечто из советского прошлого. Российские члены жюри, сказал он, назвали его кичем, сам же Петер Цумтор считает его своего рода провокацией.

«Я думал, русским понравится…» - произнес председатель жюри, и добавил: вероятно, так сказывается разница в мышлении европейцев и русских. От себя заметим – здесь скорее сказалось представление европейцев о России, как о чем-то советском, серьезном, но орнаментальном. Орнаментально-серьезном и к тому растущем как дерево, то есть без особенных правил, эдак по-восточному. Французский реставратор XIX века Виолле-ле-Дюк, например, прямо возводил русские купола и «горки кокошников» к индийской архитектуре. Ну а здесь – если «пагода» – что-то советско-китайское получается. Кто-то в зале сказал – намек на ближайшее будущее…
Такое представление о Сибири не кажется результатом очень тонкого погружения в контекст. Оно скорее находится на уровне уверенности в том, что «снега там много».

Петер Цумтор, однако, по ходу рассуждений о контексте высказал интересную идею – построить для пермской коллекции деревянной скульптуры, которая составляет главное сокровище музея отдельное небольшое и камерное здание. Идея представляется очень красивой, но вот только она не была заявлена в условиях конкурса. Если вынести из пермской коллекции ее главное сокровище в другое здание, то что тогда останется? ЦДХ?

Равноправный победитель – Борис Бернаскони – хорошо известен в Москве, в основном, концептуальными приколами. На прошлогодней Арх-Москве он показал музей Церетели в виде памятника Петру I, забранного в стеклянный параллелепипед, годом раньше дом-матрешку. Сейчас он занимается дизайном экспозиции первой московской биеннале архитектуры. Архитектор, определенно, имеет имя, но не имеет заметных построек. В этом смысле победа (пусть даже пол-победы) на пермском конкурсе Ц:СА для Бернаскони – важное событие, и оно хорошо отвечает программе Цумтора по продвижению новых имен. Из российских участников, во всяком случае, Борис Бернаскони – самый молодой (сейчас ему 37).

Пермский музей в интерпретации Бориса Бернаскони – светящийся ночью параллелепипед. Один из его торцов обращен к реке – проект включает комплексное обустройство прибрежной зоны, превращение ее в полноценную набережную (что было названо одним из важных достоинств). Вдоль «длинных» сторон тянутся широкие и протяженные симметричные пандусы, выводящие посетителей на кровлю. Отличительная особенность проекта – он включает в интерьер музея железнодорожные пути, устраивая внутри станцию, с которой посетители, по-видимому, будут попадать непосредственно в музей. Этот подход, напоминающий аэропорт, вызвал сомнение присутствовавшего на пресс-конференции журналиста Григория Ревзина, который попытался выяснить, не запрещен ли такой эксперимент российскими стандартами проектирования. На что Ирина Коробьина процитировала Петера Цумтора «законы пишутся для людей, и их надо исправлять, если это требуется».   

Третью премию ($ 50 000) присудили Захе Хадид, продемонстрировав предпочтение молодым в ущерб признанным «звездам». Ее проект, как и всегда, очень пластичен, но как-то более сдержан и спокоен, чем обычно: узнаваемая гибкая форма свернута в строгое овальное кольцо. Такая «скромность» кажется реакцией на позицию Петера Цумтора, который – и он повторил это вновь на пресс-конференции – против обезличенной «звездной» архитектуры, за местный колорит и контекст. Что, кстати, было одним из критериев выбора, озвученных жюри.

Пример Хадид показателен. Итога второго тура демонстрируют любопытную тенденцию – жюри очень прохладно отнеслось к криволинейности. Красиво, гибко нарисованный проект Асимптоты ограничился поощрительной премией, блистательная Заха свернулась в клубок и заслужила третье место, первую премию поделили отчаянно-прямоугольные проекты. Прямо-таки декларативно прямоугольные. Что это – смена стилевых приоритетов? Или мнение иностранцев о российском контексте, а россиян о себе? Тоска по авангарду, о которой говорил Юрий Гнедовский? Сложно сказать почему, но модная дигитальность вдруг оказалась в загоне. Возможно, она представляет тот самый интернациональный стиль, от которого предостерегал Петер Цумтор.

О другом критерии упомянул Александр Кудрявцев – предпочтение, помимо прочего, отдавалось «реализуемым» проектам. Вероятно, поэтому проект Тотана Кузембаева в виде моста-радуги, перекинутой с берега на остров посреди Камы, получил лишь поощрительную награду. Хотя он, на мой взгляд, как раз мог бы оказаться знаковым: ясный образ насыщен эмоциями и смыслом – радуга, как известно, символизирует надежду, в данном случае ее можно было бы интерпретировать как надежду на возрождение города. Символ, правда, очень уж известный, что, по-видимому, также помешало проекту победить.

Второй иностранный член жюри, директор музея МАК Петер Ноевер, прокомментировал его работу следующим так: «хорошо, что я жив остался» и намекнул на крайне напряженное  обсуждение, а также на то, что кворум набрали с трудом, так как несколько заявленных судей отказались. Выяснилось, что в жюри не участвовал сославшийся на болезнь Арата Исодзаки, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, который прислал свое мнение по электронной почте – жюри, однако, отказалось учитывать голос по почте, сосредоточившись на очном обсуждении работ. Не участвовал в работе Министр культуры Пермского края Олег Ощепков, которого в этот период сняли с должности. Вместо Пиотровского голосовала директор Пермской картинной галереи Надежда Беляева, а вместо Олега Ощепкова – сенатор Сергей Гордеев, основатель фонда «Русский авангард». Архитектор из Нидерландов Бен Ван Беркель отказался за три недели до начала и его никем не заменяли. По утверждению директора Ц:СА Ирины Коробьиной, все замены были проведены в соответствии с законодательством и следовательно, кворум был.

Еще Петер Ноевер сказал: «мне грустно, что мы не смогли дать ясную рекомендацию», и это действительно грустно. Можно порадоваться за обоих финалистов второго тура, но за ним неминуемо вырисовывается третий тур. Проекты несовместимы, это так или иначе признали и Ноевер и Цумтор. О том, чтобы делать музей сообща, тоже нет речи. Как бы восходящие звезды не остались на бумаге. Что-то там еще решит заказчик, краевое министерство и администрация, состав которой обновился как раз приблизительно тогда, когда работало жюри конкурса.

Слева направо: директор музея МАК Петер Ноевер, председатель жюри конкурса архитектор Петер Цумтор, директор Ц:СА Ирина Коробьина
Слева направо: директор музея МАК Петер Ноевер, председатель жюри конкурса архитектор Петер Цумтор, директор Ц:СА Ирина Коробьинаоткрыть большое изображение
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премия
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премияоткрыть большое изображение
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премия
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премияоткрыть большое изображение
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премия
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премияоткрыть большое изображение
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премия. Железная дорога внутри музея
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премия. Железная дорога внутри музеяоткрыть большое изображение
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премияоткрыть большое изображение
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премияоткрыть большое изображение
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премияоткрыть большое изображение
Acconci Studio + Guy Nordenson and Associates LLP. Нью-Йорк, США. Специальная премия
Acconci Studio + Guy Nordenson and Associates LLP. Нью-Йорк, США. Специальная премияоткрыть большое изображение
Asymptote Architecture PLLC, Hani Rashid and Lise Anne Couture. Нью-Йорк, США. Специальная премия
Asymptote Architecture PLLC, Hani Rashid and Lise Anne Couture. Нью-Йорк, США. Специальная премияоткрыть большое изображение
Esa Ruskeepaa. Хельсинки, Финляндия. Специальная премия
Esa Ruskeepaa. Хельсинки, Финляндия. Специальная премияоткрыть большое изображение
Meili, Peter Architekten AG. Цюрих, Швейцария. Специальная премия
Meili, Peter Architekten AG. Цюрих, Швейцария. Специальная премияоткрыть большое изображение
Soren Robert Lund Arkitekter. Копенгаген, Дания. Специальная премия
Soren Robert Lund Arkitekter. Копенгаген, Дания. Специальная премияоткрыть большое изображение
А-Б (Андрей Савин, Андрей Чельцов, Михаил лабазов). Москва. Специальная премия
А-Б (Андрей Савин, Андрей Чельцов, Михаил лабазов). Москва. Специальная премияоткрыть большое изображение
Бюро Александр Бродский. Москва. Специальная премия
Бюро Александр Бродский. Москва. Специальная премияоткрыть большое изображение
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премия
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премияоткрыть большое изображение
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премия
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премияоткрыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки:

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Олег Мединский
  • Левон Айрапетов
  • Сергей Труханов
  • Валерия Преображенская
  • Валерий Лукомский
  • Борис Левянт
  • Борис Стучебрюков
  • Наталья Сидорова
  • Сергей  Цыцин
  • Никита Токарев
  • Андрей Асадов
  • Александр Попов
  • Владимир Плоткин
  • Никита Явейн
  • Алексей Горяинов
  • Анатолий Столярчук
  • Карен  Сапричян
  • Андрей Гнездилов
  • Даниил Лоренц
  • Александра Кузьмина
  • Арсений Леонович
  • Роман Леонидов
  • Константин Ходнев
  • Сергей Эстрин
  • Олег Карлсон
  • Полина Воеводина
  • Алексей Бавыкин
  • Зураб Басария
  • Никита Бирюков
  • Сергей Кузнецов
  • Юлия Тряскина
  • Илья Уткин
  • Алексей Гинзбург
  • Юрий Виссарионов
  • Александр Бровкин
  • Павел Андреев
  • Дмитрий Васильев
  • Сергей  Орешкин
  • Александр Скокан
  • Вера Бутко
  • Владимир Биндеман
  • Всеволод Медведев
  • Сергей Скуратов
  • Антон Надточий
  • Евгений Герасимов
  • Сергей Чобан
  • Игорь Шварцман
  • Олег Шапиро
  • Алексей Иванов
  • Александр Асадов
  • Андрей Романов
  • Николай Миловидов
  • Тотан Кузембаев
  • Илья Машков
  • Михаил Крымов
  • Михаил Канунников
  • Екатерина Кузнецова
  • Дмитрий Ликин
  • Юлий Борисов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Проект благоустройства жилого комплекса «Пятницкие кварталы» (двор-ковер)
  • Центр современного искусства МАРС в Абрау-Дюрсо
  • Павильон «Росатом» на ВДНХ
  • Проект реконструкции Даниловского рынка
  • Благоустройство центральных пространств в Краснотурьинске
  • Павильон на ВДНХ
  • Реставрация Дома Наркомфина
  • Проект детского хосписа
  • Концепция «Водоворот». Проект благоустройства Никольской набережной

Технологии:

27.09.2016

BIM: информационное моделирование для строительной отрасли

Как технологии информационного моделирования могут повысить эффективность стройкомплекса и стоит ли их внедрять?
ООО «Системный софт»
23.09.2016

Новые технологии для новых архитектурных проектов

На заводах ТАТПРОФ начали производить алюминиевые профили с повышенными механическими свойствами
ООО «АС Татпроф»
20.09.2016

Милан-Москва: ближе, чем когда-либо

С 12 по 15 октября в МВЦ Крокус Экспо пройдет выставка I Saloni WorldWide Moscow.
Tile of Spain, Торгово-экономический Отдел Посольства Испании в РФ
19.09.2016

FunderMax в России

История применения Hpl-панелей FunderMax в России: все о свойствах материала и лучших реализованных проектах.
ООО «Декотек Инжиниринг»
другие статьи